Липицкая битва 1216 года.

22 апреля (по некоторым источникам – 21 апреля) 1216 года новгородское войско разгромило армию владимиро-суздальских князей на реке Липица.

Самыми ранними из дошедших источников по этой битве являются Новгородская первая летопись и Лаврентьевская летопись. Древнейшая редакция первой из них сохранилась в Синодальной рукописи. Записи о войне 1216 года в ней сделаны почерком 2-й половины 13 века. Новгородская летопись детально освещает события в Новгороде и в областях, близких к Новгороду, но хуже ориентируется в более далеких местностях. В этой летописи решающую роль в Липецкой битве играют новгородцы и их князь Мстислав Мстиславич Удалой. Лаврентьевская летопись – это копия 1377 года с тверского летописного свода начала 14 века, использовавшего записи 13 века. Краткая заметка о Липецкой битве выдвигает на первое место роль Константина. Значительно более обширные сведения из различных (в том числе новгородских) источников были собраны в начале 15 века в московском своде митрополита Фотия. Его содержание отражено в целом ряде летописных сборников 15 и более поздних веков (Новгородская 4-я, Московско-Академическая, Софийская первая и другие летописи). В кон. 1520 – нач. 1530-х годов была составлена огромная компиляция, именуемая Никоновской летописью. В нее попал ряд интересных данных о потерях сражающихся, а также сведения о былинах, сформировавшихся вокруг Липецкой битвы. Воскресенская летопись начала 1540-х годов содержит некоторые дополнительные детали о военных действиях, а также сильно сокращает прославление Ростиславичей, которым злоупотребляли более ранние летописи.

Великий князь Всеволод Большое Гнездо. Рисунок из книги «Титулярник».

В 1206 году великий князь Всеволод Большое Гнездо, о могуществе которого с уважением говорил еще автор «Слова о полку Игореве», послал своего старшего сына Константина княжить в Новгород. По феодальному обычаю он вручил ему меч и крест, сказав: «Поезжай в свой город на пасение людей своих от противных». Всеволод надеялся, что в его руках теперь окажется не только самое сильное на Руси Владимиро-Суздальское княжество, но и самая богатая и обширная Новгородская торговая республика. Объединив эти земли, Всеволод фактически установил бы на Руси единовластие и мог бы покончить навсегда с феодальными усобицами.

Все планы Всеволода разрушила в 1212 году его неожиданная смерть. По  его завещанию, верховная власть вместе с Владимиром и Суздалем досталась его второму сыну Юрию. Этим нарушались права старшего сына Всеволода, Константина, сидевшего в Ростове. Юрий сумел в междоусобной борьбе подчинить старшего брата. После этого суздальские князья занялись восстановлением своего влияния в Северной Руси, утраченного после того, как зимой 1208/9 г. князем в Новгороде стал Мстислав Удалой из смоленских Ростиславичей. Весной 1215 г. Мстислав вынужден был уехать в южную Русь. Новгород признал князем Ярослава, брата Юрия и его верного сторонника во владимиро-суздальской смуте. Этот Ярослав известен также как отец Александра Невского. Он не смог прочно закрепиться в Новгороде и перебрался в Торжок, совместное владение Новгорода и Владимиро-Суздальской земли. Заняв его, он не пропускал в Новгород хлеб. Там начался голод. Ярослав организовал торговую блокаду Новгорода, захватил больше 2000 новгородских купцов и в оковах разослал их по своим городам.

Лаврентьевская летопись — титульная страница

В разгаре этого конфликта на сцене снова появились Ростиславичи. К тому времени их представитель, Мстислав Романович, стал великим князем киевским. Воинственные смоленские князья хотели вернуть влияние в Новгороде. Мстислав Удалой двинулся на север и 11 февраля 1216 года был принят новгородцами. Войска Ярослава начали набеги на Торопецкую волость Мстислава на севере Смоленской земли, причем некоторые новгородцы оказались на стороне суздальцев. Во вторник 1 марта Мстислав с новгородцами выступил в поход против Ярослава. С ними шли псковичи, возглавляемые Владимиром, братом Мстислава и князем Пскова. Мстислав и Владимир вытеснили суздальцев из Торопецкой области и соединились со смоленскими войсками Владимира Рюриковича, князя Смоленска, и Всеволода, сына киевского князя Мстислава Романовича. Союзники опустошили владения Ярослава на верхней Волге, выиграли небольшую стычку в 15 верстах от Твери и начали переговоры о союзе с Константином Ростовским. Именно союз с ростовским князем являлся целью вторжения. Этот факт Ростиславичи довольно долго скрывали от своих войск и еще дольше от врагов. Ситуация окончательно стала ясной 9 апреля, в Пасху, когда новгородско-псковско-смоленская армия вышла к южному берегу озера Неро, на северо-западном берегу которого располагался Ростов. На Городище в устье р.Сары, впадающей с юга в оз.Неро, у церкви св.Марины, Ростиславичи встретились с Константином Ростовским и заключили окончательное соглашение. Князья выражали бурную радость, обнимались и целовали крест в знак нерушимости союза.

Деревянная крепость Торжок. Из книги С. Герберштейна

Ярослав, перебравшийся к тому времени из Торжка в Тверь, устремился в Переяславль Залесский. Юрий находился во Владимиру-на-Клязьме. По всей Владимиро-Суздальской земле проводилась массовая мобилизация. В древнерусских войнах часто стремились к мобильности и призывали в первую очередь тех людей, кто имел лошадей, пусть даже не боевых. В силу серьезности ситуации в апреле 1216 года призывали всех, в том числе пеших. Во Владимир собрались войска из владений самого Юрия, его младшие братья, муромцы, городчане, бродники (пограничные жители). Около середины апреля Юрий выступил с внушительной армией на северо-запад. Навстречу ему из Переяславля шел со своими воинами Ярослав. Братья соединились у Юрьева Польского, расположенного на плоском низине левого берега р.Колокши, у впадения в нее р.Гза (летописная Кза). Затем суздальское воинство передвинулось на север, в верховья Гзы, и стало близ Юрьевой горы и урочища Липицы (Липня 19 века). Здесь оно намеревалась перехватить противника, который мог двинуться на Владимир со стороны Ростова или Переяславля. Урочище Липицы не следует путать с одноименной рекой Липицой (современная Липня). Истоки реки Липицы находятся в 10 с лишним километрах на восток от Юрьева, у современного села Малолучинское.

Город Мстиславль в XII в. Рисунок А. Чумаченво по реконструкции автора.

Ростиславичи и Константин еще не знали о действиях Юрия. Они допускали возможность его наступления на Ростов и оставили для охраны города Владимира Псковского с дружиной. Основные силы выступили на юг и в Фомино воскресенье, 16 апреля, подошли к Переяславлю. Пленный, захваченный близ города, сообщил об уходе Ярослава на соединение с Юрием. 18 апреля ростово-новгородско-смоленская армия приблизилась к Юрьеву и узнала о диспозиции противника. Мстислав и Владимир Рюрикович остались около Юрьева, а Константин продвинулся на восток, к истокам р.Липица. Маневр был удачный. Союзники отрезали Юрия от стольного города Владимира. Занимая стратегически выгодное положение, они начали переговоры. Их посол Ларион пытался вбить клин между суздальскими князьями, выставляя Ярослава единственным виновником войны. Он безрезультатно добивался освобождения новгородских заложников и владений. С тем же успехом во время второго посольства Ларион потребовал от Юрия уступить владимирский стол Константину. Владимирский князь порекомендовал Ростиславичам покинуть Владимиро-Суздальскую землю. Вскоре на пиру у Юрия выяснилось, что часть его сторонников не желает рисковать сражением и готова уступить требованиям врага. Конечно, слышались и противоположные голоса. Чтобы поднять дух соратников, Юрий щедро обещал награды за счет добычи в случае победы. На тайном совещании с братьями Юрий достиг соглашения о будущем разделе Руси. Себе Юрий намеревался оставить Владимиро-Суздальскую землю, Ярославу дать Новгород, Святославу – Смоленск. Они собирались приобрести также Галич в Юго-Западной Руси, а Киев отдать своим союзникам, черниговским князьям.

Известны слова одного из юрьевских бояр, обращенные к Юрию и Ярославу: «Не было того ни при прадедах, ни при деде, ни при отце вашем, чтоб кто-нибудь вошел ратью в сильную землю Суздальскую и вышел из нее цел. Хотя б тут собралась вся Русская земля, и Галицкая, и Киевская, и Смоленская, и Черниговская, и Новгородская, и Рязанская, никак им не устоять против нашей силы. А эти-то полки, да мы их сёдлами закидаем«.

Торжок. Альбом Мейерберга: Виды и бытовые картины России XVII века: Рисунки Дрезденского альбома, воспроизведенные с подлинника в натуральную величину с приложением карты пути цесарского посольства 1661-62 гг. — Издание А. С. Суворина, 1903.

  • Андрей

    А потом пришли татары и хорошенько «зачистили» густые толпы не в меру расплодившихся князей. Русь постепенно стала объединяться а то неизвестно сколько бы ещё велись эти между-усобные войнушки. Спасибо Дмитрий очень познавательно, хорошие иллюстрации.

  • В этот день
    На эту дату ничего нет.
  • Instagram
    Instagram

  • Счётчики
    Яндекс.Метрика