Первый в мире радиозонд

Запуск в свободный полёт первого в мире радиозонда под именем «271120» состоялся 30 января 1930 года в 13 часов 44 минуты по московскому времени с территории Аэрологической обсерватории в г. Павловске (Главная геофизическая обсерватория).

Радиозонд поднялся на высоту 7.8 км, где была зарегистрирована температура минус 40.7°. Менее чем через час (32 минуты полета) после запуска в Ленинградское бюро погоды и в Центральный институт прогнозов в г. Москве было послано первое в мире оперативное аэрологическое сообщение. Это означало колоссальный прорыв в технике метеорологических наблюдений — открылась возможность получать сведения о состоянии свободной атмосферы до высот вначале около 10-15 км, а впоследствии — 25-30 км.

Радиозонд Молчанова стал пионером в международных исследованиях атмосферы, и прежде всего в арктических областях. В 1931 году международное общество «Аэроарктика» организовало полярный перелет на дирижабле «Граф Цеппелин» из Германии через Ленинград, Землю Франца-Иосифа, Северную Землю, Новую Землю и обратно в Германию. Для обеспечения запуска радиозондов с борта дирижабля к участию в экспедиции был приглашен Павел Молчанов.

Из книги Эрнста Кренкеля «RAEM — мои позывные»

«Научную часть этой международной экспедиции возглавил Рудольф Лазаревич Самойлович. Кроме него, советскую науку на цеппелине представлял также и другой крупный ученый — известный советский аэролог профессор П.А.Молчанов. Аэрология в ту пору еще лишь формировалась, но профессор Молчанов уже преподавал эту дисциплину, имел много трудов, а главное, успел сделать изобретение, которое иначе, как прекрасным даром человечеству, и не назовешь. Профессор Молчанов изобрел первый в мире радиозонд.

Молчанов — невысокого роста, с корпулентной фигурой, а попросту говоря, очень тучен. Его серый костюм всегда тщательно отутюжен, над туго накрахмаленным воротничком безукоризненно белой рубашки сияет круглое, добродушное лицо с аккуратно подстриженными усами и белесыми, выгоревшими бровями. Лицо Молчанова буквально источало доброжелательность.

Профессор оказался весельчаком, и мы тотчас принялись выкладывать друг другу наши запасы анекдотов. А затем сыскалась еще одна точка соприкосновения — Молчанов великолепно разбирался в радиотехнике. Радио тоже стало темой наших бесед, из которых я узнал, что микрорадиопередатчик зонда он не только сам сконструировал, но и изготовил собственноручно. И это не было только лишь искусством рук радиолюбителя. Профессор Молчанов столь тонко знал радиотехнику, что сумел разработать систему кодирования всех параметров, которые регистрировал радиозонд, забравшись на большие высоты.

Конечно, нынешние радиозонды существенно отличаются от первых. То время и наши дни — разные эпохи в радиотехнике. Но радиозонд Молчанова — первопроходец высоких слоев атмосферы, и я горжусь, что мне пришлось участвовать в одной экспедиции с этим выдающимся ученым, наблюдать запуски его радиозондов с борта дирижабля.

И Молчанов и Самойлович представляли старшую часть нашей небольшой советской группы. Мы же с Федором Федоровичем Ассбергом — младшее поколение. Такому расслоению способствовало и то, что Самойлович и Молчанов были ленинградцами, а мы с Ассбергом — москвичами.»

Фрагмент из книги Ф.Ф.Ассберга:

«Для исследования верхних слоев атмосферы (стратосферы) с дирижабля выпускались радиозонды проф. Молчанова. Всего их было выпущено четыре, в следующих районах: первый — после ухода с земли Франца-Иосифа, второй — при пролете мыса Челюскина в северной части Таймырского полуострова, третий — в южной части Новой Земли и четвертый, последний — в районе Белого моря.

В районе Северной Земли был выпущен очередной радиозонд проф. Молчанова для исследования стратосферы. Техника выпуска заключалась в следующем. Внутри дирижабля, около люка, устроенного для выпуска радиозонда, наполняют маленький сферический аэростат, объемом 5 м3, водородом из одного из отсеков корабля. К этому аэростату подвешивают изобретенный проф. Молчановым коротковолновый радиоаппарат, который, подымаясь на высоту, будет передавать соответствующие сигналы для их дальнейшей обработки».

Основу устройства автоматики радиозонда П.А.Молчанова составляла система кодирования сигналов, которая выполнена на секциях гребенок с прямоугольными зубцами, по которым перемещаются стрелки, управляемые датчиками.

Моменту перехода стрелки с одного зубца на другой соответствует изменение сигнала радиозонда, при этом каждому моменту перехода на другой сигнал соответствует определенное, достаточно точное значение измеряемой величины (температуры, давления, влажности).

Отличительной особенностью гребенчатого радиозонда П.А.Молчанова также была и сравнительная дешевизна как самого прибора, так и оборудования для его применения. Так для приема сигналов достаточно было простейшего радиоприемника прямого усиления КУБ-4, который успешно использовался во время Отечественной войны в армейских подразделениях.

Обработка принятых сигналов также не требовала дорогостоящего оборудования, все процедуры выполнялись на разработанных планшетах и графиках. Следует отметить, что точность зондирования и к настоящему времени практически соответствует той, которая была достигнута в первых образцах прибора.

Надежность функционирования прибора была подтверждена в процессе широкого применения вплоть до 1958 года, когда он было заменен новой конструкцией (радиозонд “Волна”), которая просуществовала всего несколько лет, после чего потребовалась дальнейшая ее модернизация.

  • В этот день
    На эту дату ничего нет.
  • Instagram
    Instagram

  • Счётчики
    Яндекс.Метрика