Бой брига «Меркурий», вошедший в историю военного искусства.

Красовский, Николай Павлович. Бой брига "Меркурий" с двумя турецкими кораблями, 1829 год. 1867. Рама для картины изготовлена из дерева корпуса «Меркурия»

Красовский, Николай Павлович. Бой брига «Меркурий» с двумя турецкими кораблями, 1829 год. 1867. Рама для картины изготовлена из дерева корпуса «Меркурия»

Из письма штурмана турецкого линейного корабля «Реал-бея»:

капитан-лейтенант А. И. Казарский

капитан-лейтенант А. И. Казарский

«Во вторник с рассветом, приближаясь к Босфору, мы приметили три русских судна. Мы погнались за ними, но догнать могли только один бриг. Корабль капудан-паши и наш открыли тогда сильный огонь… Неслыханное дело! Мы не могли заставить его сдаться. Он дрался, отступая и маневрируя по всем правилам морской науки так искусно, что стыдно сказать: мы прекратили сражение, а он со славою продолжал свой путь. Во время сражения мы поняли, что капитан этого брига никогда не сдастся и скорее взорвет себя на воздух. Если чье-либо имя достойно быть начертанным золотыми литерами на храме славы, то это имя капитана этого брига. Он называется капитан-лейтенант Казарский, а бриг — «Меркурий». С 20-ю пушками не более он дрался против 220 в виду неприятельскаго флота, бывшаго у него на ветре

Три русских военных корабля — фрегат «Штандарт» и бриги «Орфей» и «Меркурий» — крейсировали на траверзе Пендераклии, когда увидели приближающуюся к ним на горизонте турецкую эскадру, значительно превосходящую их по силам. Поскольку необходимости принимать неравный бой не было, командир «Штандарта» капитан-лейтенант Павел Яковлевич Сахновский дал сигнал «Взять курс, при котором судно имеет наилучший ход». Русские корабли повернули в сторону Севастополя. Однако в тот день на море низовой ветер был слаб, и поэтому «Меркурию», обладавшему худшими ходовыми качествами, не удалось уйти от погони: несмотря на то, что были поставлены бом-брамсели, стаксели, лисели и в ход были пущены вёсла, он был настигнут двумя самыми крупными и быстроходными кораблями в турецкой эскадре — 110-пушечным «Селимие» и 74-пушечным «Реал-беем». На одном корабле находился адмирал (капудан-паша) турецкого флота, а другой шёл под вымпелом контр-адмирала.

И.Айвазовский "Бриг «Меркурий» ведёт бой с двумя турецкими судами"

И.Айвазовский «Бриг «Меркурий» ведёт бой с двумя турецкими судами»

Командир «Меркурия», обойдя по очереди всех офицеров, убедился в их единодушном желании принять бой, несмотря на явное неравенство сил. По флотской традиции, первым говорил самый младший по чину, штурманский поручик И. Прокофьев. Он высказался за то, чтобы вступить в сражение с врагом, а когда будет сбит рангоут, откроется сильная течь или бриг будет лишён возможности сопротивляться, взорвать его, сцепившись с одним из неприятельских кораблей. В итоге все офицеры единодушно приняли это предложение. Для исполнения этого решения капитан брига Казарский положил заряженный пистолет на шпиль перед входом в пороховой склад.

Позже в своём донесении адмиралу Грейгу Казарский писал:

…Мы единодушно решили драться до последней крайности, и если будет сбит рангоут или в трюме вода прибудет до невозможности откачиваться, то, свалившись с каким нибудь кораблем, тот, кто ещё в живых из офицеров, выстрелом из пистолета должен зажечь крюйткамеру.

Иван Айвазовский Бриг «Меркурий», атакованный двумя турецкими кораблями, 1892

И. Айвазовский Бриг «Меркурий», атакованный двумя турецкими кораблями, 1892

В 2 часа 30 минут турки приблизились на расстояние выстрела, и их снаряды стали попадать в паруса и такелаж «Меркурия», а один попал в вёсла, выбив гребцов с банок. В это время Казарский сидел на юте для наблюдения, не разрешая стрелять, чтобы не тратить напрасно заряды, чем вызвал замешательство команды. Видя это, он немедленно успокоил матросов, сказав: «Что вы, ребята? Ничего, пускай пугают — они везут нам Георгия…». Затем капитан приказал открыть ретирадные порты и сам, вместе с другими офицерами, чтобы не убирать вёсла и не отвлекать матросов от работы, открыл огонь из ретирадного орудия.

Первым атаковал трёхдеечный «Селимие», имевший 110 пушек. Турецкий корабль хотел зайти в корму с тем, чтобы единственным продольным залпом решить исход боя. Лишь тогда Казарский пробил боевую тревогу и «Меркурий», умело маневрируя, уклонился от первого залпа и сам дал полный залп правым бортом по противнику.

Через несколько минут к левому борту «Меркурия» подошел двухдеечный «Реал-бей», и русский бриг оказался зажатым между двумя вражескими кораблями. Тогда с «Селимие» закричали по-русски: «Сдавайся, убирай паруса!». В ответ на это на бриге с громогласным «ура» открыли огонь из всех орудий и ружей. В результате туркам пришлось убрать с марсов и реев уже готовые абордажные команды. Помимо ядер в бриг летели книппели и брандскугели. Тем не менее, мачты оставались невредимыми и «Меркурий» сохранял подвижность. Из-за обстрела на бриге периодически возникали пожары, но матросы, ни на минуту не прерывая стрельбу, в считанные минуты заливали их водой.

Роберт Барри "Бой брига «Меркурий» с двумя турецкими кораблями"

Роберт Барри «Бой брига «Меркурий» с двумя турецкими кораблями»

В начале шестого часа удачными выстрелами канонира Ивана Лисенко удалось повредить ватер-штаг и бейфут грот-марса-рея «Селимие», после чего его марсель и брамсель заполоскали и повисли. Благодаря этому попаданию корабль неприятеля немного отстал и привёлся к ветру для ремонта. Тем не менее, вслед «Меркурию» был дан полный залп, сбивший со станка одну из пушек.

Около шести часов было нанесено серьёзное повреждение и второму кораблю — «Меркурию» удалось перебить его фор-брам-рей и нок фор-марса-рея, который, падая, увлёк за собой лисели. Упав, лисели закрыли порты носовых пушек, а свёртывание марселя лишило корабль возможности маневрировать. «Реал-бей» привёлся в бейдевинд и лёг в дрейф.

«Меркурий», получивший очень серьёзные повреждения и потеряв 10 из 115 человек экипажа убитыми и ранеными, около 17 часов следующего дня присоединился к флоту, вышедшему из Сизополя.

В результате боя «Меркурий» потерял убитыми 4 человека, ранеными 6 (в некоторых источниках говорится о восьми раненых) человек. Согласно рапорту Казарского было ранено шесть нижних чинов, при этом сам Казарский получил контузию головы.

схема повреждений брига Меркурий

схема повреждений брига Меркурий

Корабль получил следующие повреждения:

  • 22 пробоины в корпусе
  • 133 пробоины в парусах
  • 16 повреждений в рангоуте
  • 148 повреждений в такелаже
  • все гребные суда на рострах оказались разбиты
  • повреждена одна карронада.

Убитых с турецкой стороны, по официальным данным, нет — команда «Меркурия» ставила своей основной целью повреждение рангоута и такелажа противника, куда и были направлены выстрелы.

Беггров, Александр Карлович. Фрегат "Меркурий". 1878.

Беггров Александр Карлович. Фрегат «Меркурий». 1878.

Примечательно, что во время боя на «Реал-Бее» вместе со своей командой находился предыдущий командир «Меркурия» — пленный капитан 2 ранга Стройников, без боя сдавший несколькими днями ранее фрегат «Рафаил».

Победа «Меркурия» казалась настолько фантастичной, что некоторые знатоки военно-морского искусства отказывались в неё верить. Английский историк Ф. Джейн, например, говорил[19]: «Совершенно невозможно допустить, чтобы такое маленькое судно, как „Меркурий“, вывело из строя два линейных корабля».

Газета «Одесский вестник» о сражении писала:

Подвиг сей таков, что не находится другого ему подобного в истории мореплавания; он столь удивителен, что едва можно оному поверить. Мужество, неустрашимость и самоотвержение, оказанные при сём командиром и экипажем «Меркурия», славнее тысячи побед обыкновенных.

Поэт-партизан, герой Отечественной войны 1812 года Денис Давыдов посвятил Казарскому возвышенные строки:

Иван Айвазовский. Бриг «Меркурий» после победы над двумя турецкими кораблями встречается с русской эскадрой (1848)

Мужайся! — Казарский, живой Леонид,

Ждёт друга на новый пир славы…

О, будьте вы оба отечества щит,

Перунвековечной державы!

И гимны победы с ладей окриленных

Пусть искрами брызнут от струн вдохновенных!

Адмирал Истомин о моряках «Меркурия» лаконично говорил: «Такого самоотвержения, такой геройской стойкости пусть ищут в других нациях со свечой…»

Бриг «Меркурий» был награжден кормовым Георгиевским флагом и вымпелом — вторым, после линейного корабля «Азов». Кроме того, указом императора предписывалось всегда иметь в составе Черноморского флота бриг, построенный по чертежам «Меркурия».

памятник Казарскому (вид с дореволюционной открытки)

памятник Казарскому (вид с дореволюционной открытки)

Капитан Казарский и поручик Прокофьев получили орден Святого Георгия IV класса, остальные офицеры — ордена Святого Владимира IV степени с бантом, нижние чины — знаки отличия военного ордена. Все офицеры были произведены в следующие чины и получили право добавить на свои фамильные гербы изображение тульского пистолета, который Казарский положил на шпиле возле крюйт-камеры.

Согласно резолюции императора капитан-лейтенант Казарский, кроме всего прочего, был произведён в капитаны 2 ранга и назначен флигель-адъютантом.

Первым предложил увековечить подвиг брига командующий Черноморской эскадрой адмирал М. П. Лазарев. По его же инициативе проводился сбор средств на сооружение памятника.

Памятник выглядит следующим образом. На высоком прямоугольном пьедестале, слегка сужающемся кверху, установлено отлитое из металла символическое военное судно античности — трирема. Верхнюю часть пьедестала украшают бронзовые жезлы бога Меркурия, именем которого назван бриг. Чугунный плинт украшен рельефами, в аллегорической форме отображающими событие, которому посвящен памятник. На трёх сторонах плинта изображены бог морей Нептун, покровитель мореплавания и торговли Меркурий, крылатая богиня победы Нике; на западной стороне выполнен барельефный портрет капитана «Меркурия» — Казарского.

современный вид памятника бригу Меркурий и Казарскому

современный вид памятника бригу Меркурий и Казарскому

Памятник был заложен на Матросском бульваре в 1834 году, к пятилетию подвига, а открыт в 1839-м. Автором проекта является академик архитектуры А. П. Брюллов, брат известного художника.

Памятник А. И. Казарскому и подвигу брига «Меркурий» стал первым памятником, воздвигнутом в Севастополе.

Памятник неоднократно реставрировался, однако нынешний вид почти не отличается от первоначального. Общая высота памятника — 5,5 м. Постамент сооружен из местного крымбальского камня. Лаконичная надпись, сделанная на пьедестале, гласит: «Казарскому. Потомству в пример».

Указ Николая I предписывал всегда иметь в составе Черноморского Флота бриг, аналогичный «Меркурию» с его флагом и командой:

Мы желаем, дабы память безпримернаго дела сего сохранилась до позднейших времен, вследствие сего повелеваем вам распорядиться: когда бриг сей приходит в неспособность продолжать более служение на море, построить по одному с ним чертежу и совершенным с ним сходством во всем другое такое же судно, наименовав его «Меркурий» приписав к тому же экипажу, на который перенести и пожалованный флаг с вымпелом; когда же и сие судно станет приходить в ветхость, заменить его другим новым, по тому же чертежу построенным, продолжая сие таким образом до времен позднейших. Мы желаем, дабы память знаменитых заслуг команды брига «Меркурий» и его никогда во флоте не исчезала а, переходя из рода в род на вечныя времена, служила примером потомству.

  • Грустно было, когда прочитал про дальнейшую судьбу Казарского. Факт его отравления «тыловиками-снабженцами» не доказан, но весьма вероятен, вот что печально.
    Ещё самоотверженность и невероятный бой Казарского с командой невероятно помогли Николаю 1 поправить впечатление от сдачи «Рафаила». Об этом вообще узнал недавно, с год назад, не афишировалось это дело в «популярной» истории. Так что для тогдашней «пропаганды» бой Казарского — просто находка, что не умаляет самого величия подвига «Меркурия».
    А ещё всегда занятно было созвучие «Казарский — Котляревский». Море и поле. Пусть сравнивать не совсем корректно, т.к. за Казарским — только один бой, но зато какой!

  • В этот день
    На эту дату ничего нет.
  • Instagram
    Instagram

  • Счётчики
    Яндекс.Метрика