Атаман на все времена.

Матвей Иванович Платов родился 17 августа 1751 года. Генерал от кавалерии. Атаман Платов, герой Дона, родился в Старочеркасске в семье войскового старшины, который дал ему первоначальное образование и обучил военному делу. В 19 лет он отправился на своей лошади участвовать в войне с Турцией 1768 — 1774 гг., за доблесть был замечен командующим В.Долгоруковым, произведен в есаулы, командовал казачьей сотней. В июне 1771 г. участвовал в штурме и взятии Перекопа, отважно проявил себя в сражении под Кинбурном. Произведен в войсковые старшины и стал командиром полка, в это время ему было немногим более 20 лет. С 1773 г. действовал на Кубани. В 1774 г. при сопровождении транспорта был окружен у реки Калалах войсками крымского хана Девлет-Гирея, построив укрепленный лагерь, отбил восемь атак противника и продержался до подхода подкреплений. После этого подвига стал известен в русской армии, был награжден специальной золотой медалью.

В 1775 г. Платов во главе полка был направлен в Воронежскую и Казанскую губернии, где усмирял последние вооруженные отряды сторонников Пугачева. С 1778 по 1784 г. участвовал в многочисленных походах и боях на Кавказе против чеченцев, лезгин и других горских народов. Здесь в 1782 г. познакомился с Суворовым, который командовал Кубанским корпусом. За отличия получил чины майора, подполковника и полковника.

С началом русско-турецкой войны 1787 — 1791 гг. Матвей Платов в Екатеринославской армии Г.Потемкина возглавлял казачий полк, с которым мужественно действовал при осаде и взятии Очакова (1788 г.), удостоен ордена святого Георгия 4-й степени. Вскоре он отличился при взятии Бендер, в сражении под Каушанами, произведен в бригадиры и походные атаманы, участвовал во взятии Аккермана. В декабре 1790 г. на военном совете у Суворова при решении вопроса о взятии Измаила Платов первым высказался за штурм этой мощной крепости, при штурме командовал колонной, затем всем левым крылом, подавал личный пример отваги, за героизм награжден орденом святого Георгия 3-й степени и произведен в генерал-майоры.

В 1796 г. Екатерина II поручила Платову с казаками участвовать в Персидском походе под начальством В.Зубова. За отличия в боях с персами и горцами он получил золотую саблю с алмазами и надписью: «За храбрость» и орден святого Владимира 2-й степени.

В начале царствования Павла 1 доблестный казачий генерал сделался жертвой обвинений в злоупотреблениях и неуважении к престолу, был сослан в Кострому, затем заточен в Петропавловскую крепость. После того как сенатский суд оправдал его, Павел наградил Платова мальтийским орденом и поручил возглавить передовой отряд казачьего войска для похода на Индию (январь 1801 г.). Через три месяца на престол вступил Александр 1 и прекратил этот тяжелый и бессмысленный поход.

По возвращении на родину Матвей Иванович был произведен в генерал-лейтенанты и назначен атаманом Войска Донского (вместо умершего атамана В.Орлова). Платов оставался на этой должности до своей смерти, покидая Дон лишь для участия в войнах. В 1805 г. он перенес столицу Войска из Старочеркасска в основанный им Новочеркасск. Занимался боевой подготовкой казачьих войск, развитием их вооружения, основал первую на Дону гимназию.

В период русско-прусско-французской войны 1806 — 1807 гг. Платов командовал казачьим корпусом. С этой войны началась международная военная известность Платова и донских казаков. Корпус принял участие в сражении у Прейсиш-Эйлау (январь 1807 г.), во время последующего перемещения армии Наполеона Платов беспрерывно тревожил ее неожиданными налетами, нанес чувствительные потери противнику в боях у Ландсберга, Гутштадта, Гейльсберга; участвовал во Фридландском сражении (июнь 1807 г.). Наполеон назвал казаков «исчадием рода человеческого». За отличия в войне Матвей Иванович награжден орденами святого Александра Невского и святого Георгия 2-й степени, а Войску Донскому пожаловано памятное знамя.

В Тильзите, где был заключен мир, Платов познакомился с Наполеоном, который в знак признания боевых успехов атамана подарил ему богатую табакерку; от французского же ордена Почетного легиона атаман отказался, сказав: «Я Наполеону не служил и служить не могу».

В начале 1808 г. Платов был направлен в Молдавию на русско-турецкую войну 1806 -1812 гг. Сражаясь в армии П.Багратиона, взял Гирсово, отличился в сражении при Рассевате и при осаде Силистрии, удостоен чина генерала от кавалерии, за сражение у Татарицы пожалован орденом святого Владимира 1-й степени. В конце 1809 г. Матвей Иванович заболел (подозрение на чахотку), вернулся на Дон, затем лечился в Петербурге. Когда его в столице спрашивали: «Не лучше ли здесь, нежели на Дону?», он отвечал: «Здесь все прекрасно, но на Дону лучше, там все есть, кроме роскоши, которая нам, казакам, не нужна».

С началом Отечественной войны 1812 г. Матвей Иванович возглавил казачий корпус, который входил в 1-ю армию Барклая-де-Толли, но в силу своего расположения прикрывал отход 2-й Западной армии Багратиона. У местечка Мир 27 — 28 июня корпус Платова разгромил 9 полков наступающего противника, принеся русской армии первую победу в войне 1812 г. Казаки успешно действовали против авангардных французских отрядов у Романовки, Салтановки, под Смоленском.

В трудный период отступления с Платовым едва не случилось несчастье. У Семлево его арьергард пропустил вперед французов, и Барклай-де-Толли отстранил его от командования арьергардом. Барклай считал, что атаман «проспал» французов из-за пьянства, к тому же он не любил Платова за критику в свой адрес в связи с беспрерывным отступлением. Уже уезжавшего на Дон Матвея Ивановича вернул в войска новый главнокомандующий М.Кутузов (он знал Платова с 1773 г.). В Бородинском сражении десять казачьих полков Платова сражались на правом фланге. В один из критических моментов битвы они участвовали в кавалерийском рейде в тыл противника, расстроив его ряды.

На военном совете в Филях, решавшем участь Москвы, отважный донской атаман высказался за новое сражение с Наполеоном, но мудрый Кутузов взял на себя смелость дать приказ к отступлению. Платов был инициатором проведения дополнительной мобилизации на Дону, и в Тарутинский лагерь, где русская армия собирала силы, в конце августа прибыли 22 тыс. казаков. Атаману было поручено возглавить вновь прибывшие казачьи полки. 7 октября началось отступление французской армии из Москвы, и казачья кавалерия Платова приняла самое активное участие в преследовании и поражении противника вдоль Смоленской дороги, вела успешные боевые действия под Вязьмой, Смоленском, Красным. По ходатайству Кутузова указом царя от 29 октября предводитель казаков был произведен в графы.

Покидая пределы России, Наполеон признавал, что именно казаки уничтожили конницу и артиллерию отступавшей французской армии. В Польше он изрек фразу, ставшую известной: «Дайте мне одних лишь казаков, и я покорю всю Европу«. После победного сражения за польский город Данциг Кутузов писал Платову: «Услуги, оказанные Вами отечеству в продолжении нынешней кампании, не имеют примеров! Вы доказали целой Европе могущество и силу обитателей благословенного Дона«.

В 1813-1814 гг. Платов состоял при императорской главной квартире, выполняя важные задания по разгрому отдельных группировок противника. Снискал уважение в Западной Европе не только своими военными успехами, но и гуманным отношением к побежденным. Участвовал в знаменитой «битве народов» под Лейпцигом, предрешившей закат Наполеона, награжден орденом святого Андрея Первозванного. Действуя во Франции во главе казачьего отряда, штурмом взял Немюр. После заключения Парижского мира сопровождал Александра 1 в поездке в Лондон, где встретил восторженный прием англичан. Вместе с тремя особо отличившимися полководцами армий союзников — российским фельдмаршалом Барклаем-де-Толли, прусским фельдмаршалом Блюхером и австрийским фельдмаршалом Шварценбергом он получил в награду от городской думы Лондона специальную почетную саблю великолепной работы (находится в Новочеркасске в Музее истории донского казачества). Был удостоен также диплома почетного доктора Оксфордского университета.

По возвращении на Дон Матвей Иванович занимался внутренними делами области Войска Донского. -Здоровье его убывало, и 3 января 1818 г. он умер. Похоронен в склепе новочеркасского Вознесенского собора. Там он покоится рядом с останками трех других героев Дона — В.В.Орлова, И.Е.Ефремова и Я.П.Бакланова. По случаю столетия со дня рождения Платова при Николае 1 в Новочеркасске «вихрю-атаману» был поставлен памятник работы известного скульптора П.Клодта (после революции 1917 г. памятник разрушен).

Матвей Иванович всегда сохранял природные качества своего донского характера, он имел острый ум и живое воображение, любил пошутить, простым словом умел воодушевить казаков и поддержать их боевую энергию, пользовался среди них большим авторитетом. Платов был женат на вдове Марфе Дмитриевне Кирсановой, имел двух сыновей (обоих Иванов) и четырех дочерей.


Занимательные факты из жизни атамана Платова

Физика и мораль ничего.

В 1814 году, побывав в Англии в свите Александра I, Платов привез оттуда некую англичанку (как он говорил, в качестве «компаньонки»). Денис Давыдов спросил атамана, как он ухитрился «закампаньнить» оную мисс, не зная ни слова по-английски. Ответ был таков:

— Это совсем не для физики, а более для морали. Она добрая душа и девка благонравная. К тому же такая белая и дородная, что ни дать ни взять ярославская баба. Не берем на себя смелость пояснять, что имел в виду атаман, под понятием «физика» и «мораль».

Истина в вине

Когда Платову представили Н.М. Карамзина (как писателя), он сказал:
— Очень рад познакомиться. Я всегда любил сочинителей, потому что все они пьяницы.
Очевидно латинскую поговорку «Истина в вине» атаман понимал в широком смысле: «В вине не только истина, но и успех в сочинительстве».

Не хочет ли он …

На одном из придворных балов Платов так оценивал некоторых его участников: «Вот, например, Ветерник (речь шла об австрийском канцлере Метернихе) — по шерсти и кличка. Так и вертится, куда ветер дует. Вот и Ш…конф. Он думает, я ему поклонюсь. Не хочет ли он …»

Полный салонных условностей, XIX век не допускал воспроизведения на бумаге выражений, употребляемых атаманом войска донского. Вместо них в первоисточнике стоят точки.

Не состоявшийся зять.

Оставление русской армией Москвы в 1812 году уязвило национальную гордость и профессиональное самолюбие Матвея Ивановича. В сердцах он поклялся: «Если кто, хоть простой казак, доставит ко мне Бонапартишку — живого или мертвого, за того выдам дочь свою!»

Можно обоснованно предполагать, что это обещание было воспринято современниками, как глупая похвальба или неостроумная шутка. Однако спустя примерно месяц какой-то казак чуть не стал атаманским зятем. Произошло это при следующих обстоятельствах. «Бонапартишка» объезжал район сражения под Малоярославцем в сопровождении маршалов Бартье и Мюрада, генерала Раппа и нескольких штабных офицеров. Перед ними показалась группа всадников, которых посчитали своими. Неожиданно с криком «Ура!» они устремились на императорский кортеж.

Кто знает, как сложилась бы история не только Европы, но и всего мира, если бы казаки Платова (а это были они) не поторопились (если бы они сближались неопознанными, без шума до тех пор, пока это было возможно). В этом случае ведь у французских гвардейских егерей и польских кавалеристов было бы мало шансов спасти своего императора.

Примечательно, что обещание атамана стало известно в Англии и в Лондоне появился в продаже портрет девицы в казачьем костюме с надписью «Мисс Платов» и следующим изречением оной «мисс»: «По любви к отцу отдаю руку, а по любви к отечеству и сердце свое».

Не нужно знать языков

Платов любил пить с прусским генералом Блюхером. Вино, любимое атаманом и приятное для его собутыльника, было «Цимлянское». Очевидцы рассказывали, как происходило это русско-прусское возлияние. Сидят атаман и генерал и молча тянут вино.

Обычно Блюхер на каком-то стакане «отключался» и его увозили адъютанты, а Платов сокрушался:

— Люблю Блюхера! Славный, приятный он человек. Одно в нем плохо: не выдерживает!
Адъютант Платова (он же переводчик) Смирной спросил как-то у своего шефа:
— Блюхер не знает русского, а вы немецкого.

Какое же удовольствие вам от этого знакомства?

— Как будто здесь нужны разговоры, — ответил атаман. — Я и без них знаю его душу. Он потому и приятен мне, что сердечный человек.

Герцог ничто перед дюком

Платов приказал своему адъютанту Смирному написать письмо герцогу Ришелье. Адъютант так и написал на конверте: «Герцогу Эммануилу Ришелье».
— Какой же он герцог, — заметил Платов. — Он — «дюк».

— Но это одно и то же, — пояснил адъютант. Матвей Иванович был непреклонен:
— Станешь ты меня учить. Герцог ничто перед дюком.

  • В этот день
    На эту дату ничего нет.
  • Instagram
    Instagram

  • Счётчики
    Яндекс.Метрика