95 лет со дня рождения Бориса Сафонова.

«Только став летчиком-истребителем, поймешь и почувствуешь всю красоту и радость полета…» — писал Борис Сафонов в одном из своих писем.

Борис Сафонов — ярчайшая фигура советской истребительной авиации. Человек исключительного личного обаяния, счастливо наделенный редким талантом непобедимого бойца и выдающегося организатора, способного вызывать восхищение у подчиненных и уважение у начальства, он в течение всего 1941 г. оставался одним из самых результативных истребителей Красной Армии. В конце октября вчерашний командир звена был назначен командиром 78-го ИАП ВВС Северного флота.
Немногословный, основательный и лаконичный в формулировках, со своей спокойной уверенностью и неисчерпаемой тактической фантазией, эффектно апробируемой в боях, Сафонов был живым богом для молодых летчиков, а его организаторские способности, настойчивость и последовательность в действиях свидетельствовали о полководческой одаренности.

Он был представителем великого и жертвенного поколения, вынесшего на своих плечах жесточайшую из войн, поколения, что было воспитано в СССР в первые годы его существования. Идеалы, на которые ориентировали тогда юность советской страны, были выстраданы лучшими умами человечества: честность, отвага, личная скромность, воздержанность, нестяжательство…
Борис Сафонов родился в селе Сергиевском, ныне город Плавск, 26 августа 1915 г. Мать вспоминала его ласковым, кротким и застенчивым ребенком. Успешно окончив школу 2-й ступени — семилетку, он уехал в Тулу, где поступил в ФЗУ. Левша, он был физически очень одаренным человеком, преуспевавшим практически в любой из осваиваемых спортивных дисциплин. Вскоре в ФЗУ Борис был избран старостой кружка Осоавиахима, где удивлял сверстников и наставников отличной стрельбой с обеих рук.
В родной деревне он слыл бескорыстным умельцем, и, когда приезжал домой на побывку, односельчане спешили к нему в очередь со своим поломанным скарбом. В 1931 г. юноша пришел в Тульский аэроклуб: сначала в кружок планеристов, а через год был зачислен курсантом-летчиком. Его инструктором в аэроклубе была Валентина Гризодубова, впоследствии известная летчица-рекордсменка.
В августе 1933 г. после окончания аэроклуба Сафонов был направлен в Первую авиационную школу нилотов имени А. Ф. Мясникова. Учеба была закончена в ноябре 1934 г., при этом по технике пилотирования, воздушной стрельбе, матчасти курсант Сафонов получил высшие оценки.
Он был направлен в 106-ю авиаэскадрилью 40-й авиабригады, дислоцированной в Белорусском военном округе, где целеустремленный летчик сразу был замечен не только командиром отряда И. Якубовичем, но и командиром бригады, впоследствии начальником ВВС РККА Я. Смушкевичем. Товарищей удивляли его исключительная настойчивость, стремление к основательности во всем: преодолевая соблазны молодости, он весь свой досуг отдавал самообразованию. Круг его интересов включал как специальные дисциплины — аэродинамику, теорию пилотажа, штурманское дело, так и общеобразовательные — физику, литературу, историю… Ему был дан талант opaтopa — умение убедительно, ярко и красиво передавать свои мысли, именно мысли, другим. Это был дар, ведь у крестьянского сына, в 19 лет ставшего военным летчиком, не было возможности ни изучать риторику, ни штудировать приемы ораторов прошлого.
Здесь, в Белоруссии, Сафонов женился на Евгении, выпускнице Витебского мединститута. У них родился сын Игорь.
В начале 1938 г. большинство летчиков 106-й авиаэскадрильи были переведены в состав вновь сформированного 15-го ИАП. Сафонов попал в четвертую эскадрилью, вооруженную истребителями И-15, хотя уже к тому времени он освоил И-16 и был одним из лучших в полку пилотировщиков этой сложной машины. Когда приказом Наркома ВМФ СССР от 23 декабря 1939 г. был сформирован 72-й смешанный авиационный полк, включавший 2 истребительные и одну бомбардировочную эскадрильи, то заместителем военкома истребительной эскадрильи по комсомолу туда был назначен ст. лейтенант Сафонов. Сложные метеорологические и рельефные условия Заполярья требовали специальной подготовки летчиков для пилотирования в условиях ограниченной видимости и четкой ориентации на местности, характер которой почти исключал возможность вынужденной посадки.
Свой первый боевой вылет он совершил 22 июня над полуостровом Рыбачьим, атаковав вместе с В. Воловиковым He-111. Летчики вели огонь до полного израсходования боекомплекта, однако задымившему «Хейнкелю» удалось скрыться в облачности.
Вечером 24 июня Сафонов поднял свой И-16 по тревоге, вновь на перехват одиночного Хе-111 (по другим данным, это был Ю-88). Погода была безветренная, и пыль, поднятая его самолетом, задержала взлет ведомых. В двух атаках Сафонов повредил бомбардировщик и убил стрелка, а затем, сблизившись с противником до 70 метров, длинной очередью отстрелил вражескому самолету хвост. Машина упала в бухте Зеленцы. Командующий Северным флотом адмирал А. Г. Головко свидетельствует в своих мемуарах, что подошедший катер успел подобрать некоторые части сбитого самолета. Это была первая победа, одержанная Северным флотом в бою с современной грозной машиной, триумф совершился на глазах десятков людей — моряков-катерников. К концу лета на счету капитана Сафонова было уже 10 лично сбитых самолетов, и его представили к званию Героя Советского Союза. Среди сбитых им были: He-111, 5 Ju-88, 2 Hs-126, Ju-87 и Bf-109. 15 сентября Сафонов одержал сразу 3 победы (Bf-110, Ju-87 и Hs-126), доведя число личных побед на И-16 до 14.
24 октября 1941 г. он был назначен командиром нового 78-го ИАП. Командующий ВВС наделил Сафонова правом подбирать летчиков по собственному усмотрению. В полк были направлены 8 бывших инструкторов, имевших хорошую летную подготовку. Полк вооружили английскими»харрикейнами«, на которых англичане сражались в Заполярье в сентябре. Почерк аса к тому времени стал вполне определенным: по возможности неожиданное и скрытое сближение с противником, затем атака на максимальной скорости и открытие прицельного огня по кабине или жизненно важным агрегатам самолета с дистанции не более 100 метров. «Наблюдательность, быстрая реакция, умение мгновенно принять правильное решение — главные качества летчика-истребителя«, — считал Сафонов.
По его предложению, 12 пулеметов калибром 7,69 мм, установленных на английском истребителе, были заменены парой пушек ШВАК. Сказалась инженерная одаренность Сафонова: надежность бортового оружия и масса его секундного залпа существенно возросли. По его указанию пушки были пристреляны на 100 м, и он сам испытал их в воздухе.
Командирские обязанности внесли существенные коррективы в его фронтовую жизнь. Летать на задания приходилось меньше, посвящая время планированию воздушных операций и тщательному руководству ими. Особенное внимание уделяет он воспитанию молодых летчиков; зачастую сам вылетает с ними на боевое задание. Среди тех, кто обязан своим становлением Сафонову, известные асы Н. Бокий, В. Покровский, П. Климов, П. Орлов… Заметим, что условия боевой работы морских летчиков, в особенности летчиков-североморцев, отличаются особенным риском: ведь в случае повреждения над морем они лишены возможности спастись. Сафонов и его соратники воевали над Баренцевым морем, где температура воды даже летом не превышает нескольких градусов выше нулевой отметки, а зимой отрицательная. Оказавшись в ледяной воде, большинство людей погибают в течение нескольких минут…
В марте 1942 г. Сафонов вместе с А. Коваленко, А. Кухаренко и Т. Тумановым были награждены английским орденом «Ди-Эф-Си» — «Наградным летным крестом», а 27 мая, за несколько дней до гибели, в Москву ушло его представление ко второй Золотой Звезде, где, в частности, отмечалось: «Герой Советского Союза подполковник Сафонов в течение войны с немецкими захватчиками в воздушных боях сбил 19 самолетов противника, кроме того, в групповых боях Сафонов сбил вместе с другими летчиками 3 самолета противника».
20 марта он был назначен командиром полка, в составе которого начинал воевать, полк к тому времени стал гвардейским — 2-м гиап, и Сафонов принял его гвардейское знамя. В пятницу, 30 мая, он вылетел во главе четверки «Томахауков» на прикрытие печально известного каравана PQ-16. Истребители американского производства фирмы Кертис P-40 «Киттихаук» и «Томахаук«, которыми, в том числе, был вооружен полк, не были приспособлены для эксплуатации в суровых условиях Заполярья — их двигатели часто выходили из строя. Неполадки случились и в этом вылете. Ведомый Сафонова А. Кухаренко из-за перебоев в работе мотора был вынужден вскоре после взлета возвратиться назад… На подходе к каравану группа Сафонова встретила 6 немецких бомбардировщиков Ю-88 и, преследуя их, разделилась. Сафонов остался один. Вскоре после начала боя он передал в эфир: «Одного сбил». Через минуту-две последовало новое сообщение: «Двух рубанул! Бью третьего… Есть третий!». Еще минуту спустя: «Прикройте с хвоста!.. Мотор!». Это были последние слова гвардии подполковника Бориса Сафонова.
Боевые донесения того времени, воспоминания ветеранов и исследования свидетельствуют о зрелости решений Сафонова, продуманности его поступков и высочайшей ответственности. Сознание рисует этакий образ мэтра, умудренного большим ратным опытом воина. А ведь Сафонов не прожил и 27 лет, провоевал менее года, половину этого срока в должности командира полка, при этом около месяца проболел и находился в госпитале. Он сражался на машинах, в техническом плане существенно уступавших самолетам противника, ему не довелось оценить боевой мощи «лавочкиных», «яков» или «кобр». Он успел провести 234 боевых вылета и с учетом побед в последнем бою лично сбил 22 и в группе 3 самолета противника.
Его имя стало синонимом воинской доблести, самоотверженности и мужества.
Дважды Герой Советского Союза (16.9.41; 14.6.42). Награжден орденом Ленина, 3 орденами Красного Знамени, иностранным орденом.

Источник: airwar.ru

  • В этот день
    На эту дату ничего нет.
  • Instagram
    Instagram

  • Счётчики
    Яндекс.Метрика