Последний выхлоп.

Я не против того, что кто-то курит. Не против не потому что «за» или мне «пофиг». Потому что я не собираюсь учить других как жить. Был бы я госчиновником, отвечающем за здоровье нации – был бы другой вопрос. А без «бы» — только вольные размышления на заданную тему.

Так вот без личного примера и чуть отвлекаясь от начатой темы. Как обычно, собственно. На всех транспарантах в метро и на улице реклама сигарет и подпись «курение убивает». Верх лицемерия. Ну, если оно действительно убивает – то почему  существует свободная продажа табака?  Смысл в этой пропаганде заключается, на мой взгляд, не в том, что борются с курением,  а в том, что государство допускает уже саму возможность того, что можно торговать тем, что убивает граждан. Сначала массе населения надо к этому привыкнуть. Что вообще возможно такое. Когда с одной стороны – «убивает», а с другой стороны – «да, пожалуйста, рупь двадцать в кассу». Напоминает утопию из Футурамы с будками для самоубийц. Надо убиться – заходи, плати и убивайся. Но это мультик, стёб. А реальность наша такова, что привыкнув к тому, что «убивает» и одновременно «можно» мы на самом деле привыкнем не только к тому, что курить плохо, но и к тому, что «вред допустим». Эта реклама двоякого действия. И если  с одной стороны она бьёт по курильщику (вроде бы), то с другой стороны она косвенно прививает мысль, что если завтра появится товар, который тоже может «убивать», то и это тоже допустимо. Какой товар, спросите вы? Да, собственно говоря, фантазировать особо нечего. Придумайте сами.

Возвращаясь к нашим курильщикам. Отнюдь не являюсь сторонником того, чтобы мешать им курить. До той поры, пока они не мешают мне дышать воздухом без никотина. Я в своей жизни не был идеалом. И тоже пробовал курить. (далее занудная история)

Была у меня любовь по переписке в училище с девчонкой, которую я даже не видел ни разу. Тили-тили, трали-вали, написал ей очередной письмо и в ответ получил возврат с указанием «адресат умер, дата…». Собственно говоря, курить тогда не хотелось, чувства были несколько иными, но друзья, сочувствуя, подсунули пачку. Выкурил парочку. Вернее, не то, чтобы выкурил – просто продышал. Ничего и никак не почувствовал. Было это зимой 1991-92 года. Место действия посёлок Долинка, Карагандинской области Республики Казахстан. Мы на первом курсе посменно охраняли летний лагерь. Брали на эту «почётную работу», только тех, кто и так был способен учиться, а не учил азбуку как местные аборигены. Соответственно де-факто, все смены были из малочисленного русского состава. Как и та, в которой был я. Костя Мицкевич – обрусевший поляк, остальные трое, вместе со мной – русские. Срок пребывания – месяц. Вот этот месяц я и курил. Выкурю, потом 8-9 километров пробежка по территории, чтобы утром отключить щитки с питанием и освещение лагеря, а вечером, наоборот, включить. Не надо думать, что я надрывался, стараясь, пробежать как можно быстрее. Можно было вообще шагом пройти. Мне просто скучно было, вот и бегал. Остальные обходили саму территорию и охраняли въезд. Приехал оттуда обратно в «зимние казармы», имея «стаж» курильщика чуть менее месяца и объём чуть менее двух выкуренных пачек. А там как-то и забыл сразу, про то, что курил. Просто забыл. Да и не напоминал мне никто. Вспоминал пару раз – пробовал, бросал на первой сигарете. Ну, вообще не прёт. А с недавних пор, вот уж не знаю почему, но запах сигарет для меня стал не просто неприятен, а неприятен резко. То бишь, по своим ощущениям, запах от сигарет для меня сравнялся с запахом навозной кучи. Потому стал избегать и заведений с курящими и без вентиляции. Нет, могу и потерпеть, но просто не вижу в этом необходимости и смысла. Я же не мешаю курить, верно? Хотите — курите. Но и мне не надо мешать не дышать запахом, который мне резко неприятен.

И больше всего в этом нежелании считаться с окружающими у курильщиков меня удивляет одна черта, которую я так и называю – «последний выхлоп». Вот на остановке стоит, курит. Подходит автобус, делает последнюю затяжку на полный вдох, заходит и … потихоньку выдыхает. Ему, вероятно, это в кайф. Последняя затяжка. А окружающих как будто дерьмом облили. Само собой – все правила соблюдены, ведь он же не курит, верно? А в лифт. Это вообще шик. От входной двери до лифта десять шагов. Вероятно, что человек, который прошёл их, задерживая дыхание, чтобы выдохнуть в тесной кабинке и снова вдохнуть свой же выхлоп тоже ничего не нарушает. Но, блин, это же ненормально. Ненормально, потому что я не читаю лекции о том, как это вредно. Не заставляю никого заниматься спортом и бросать курить. Почему эти курильщики не понимают, что их «последний выхлоп» — это как раз и есть нарушение взаимного паритета невмешательства?

Причём, смею заметить, что трубочный табак мною хоть и не курим ни разу, но по своим обонятельным свойствам не имеет никакого отторгающего эффекта. Совершенно. Даже более того, некоторые, не побоюсь признаться, весьма приятны в обонянии. Но почему-то курят такую дрянь, от которой потом несёт как от помойки. Все эти Кэмелы, да прочие «бренды» как бы красиво не выглядели и как бы ни были престижны, на запах снаружи, создают вокруг человека ореол санузла в общественном туалете на задворках Бруклина. И человек, который идёт, весь из себя такой красивый, в костюмчике, в галстуке, обрызганный духами за пару сотен баксов, но, как только откроет рот, обдает от него густым амбре бомжа из подворотни. И никакие духи и жвачки этого не перебивают. Он этого не чует. «Своё говно не пахнет». А вот окружающие – запросто. Уверяю вас, не я один.

Так что курите дальше. Только постарайтесь не делать таких «последних выхлопов» и знайте, что запах, к которому вы сами привыкли, не чувствуете, но  распространяете не делает вас привлекательным, а совсем даже наоборот.

Женщин, кстати, это касается вдвойне.

  • Fuzzokolobok

    Подтверждаю. «Последний выхлоп» бесит нереально.

  • В этот день
    На эту дату ничего нет.
  • Instagram
    Instagram

  • Счётчики
    Яндекс.Метрика