Испытания первого русского танка.

18 мая 1915 года под Ригой были проведены испытания первого в мире танка «Вездеход». Эта машина была построена в России Александром Пороховщиковым.

В августе 1914 г. Пороховщиков обратился в Особый комитет при Ставке Верховного Главнокомандующего (куда представлял и проект самолета) с предложением вездеходной машины, но лишь через четыре месяца смог предъявить эскизный проект. 9 января 1915 г. Пороховщиков представил Главному начальнику снабжений армий Северо-Западного фронта генералу Данилову чертежи и смету постройки «Вездехода». Кроме высокой проходимости Пороховщиков обещал и плавучесть машины. 13 января Данилов разрешил постройку. На это было выделено 9960 рублей 72 копейки. Проектные данные «Вездехода» были оговорены в особом докладе №8101. Пороховщикову были предоставлены требуемые средства, оборудование авторемонтной мастерской и 25 мастеровых из числа ратников ополчения. Наблюдение за работами осуществлял начальник Рижского отдела по квартирному довольствию войск военный инженер полковник Поклевский-Козелло.

Конструкция «Вездехода» была весьма оригинальна. Сварной каркас опирался на широкую гусеницу из прорезиненной ткани, натянутую на четырех барабанах. Задний барабан был ведущим, вращение на него передавалось через коробку передач и карданный вал от карбюраторного двигателя в 10 л.с. Канавки барабанов и гребни гусеницы предохраняли ее от поперечного смещения, но не предотвращали продольного проскальзывания.

По бокам «Вездехода» помещались два поворотных колеса, управлявшиеся от штурвала. Машина снабжалась обтекаемым корпусом с нишей воздухозаборника впереди. По хорошей дороге «Вездеход» должен был двигаться на заднем барабане и колесах, а на рыхлом грунте ложиться на гусеницу. Колеса погружались в грунт и должны были играть ту же роль, что рули самолета. Авиатор Пороховщиков явно лучше знал законы движения в воздухе, чем на земле — погруженные колеса были лишь помехой движению, а попытка поворота привела бы к их поломке. Тем не менее в феврале 1915 г. началась постройка машины.

18 мая «Вездеход» прошел испытания на хорошей дороге. 20 июля состоялась официальная демонстрация на опустевшем «полковом дворе». В августе работы были перенесены в Петербург. Акт последнего испытания датирован 29 декабря. О результатах мы можем узнать из рапорта Поклевского-Козелло Начальнику инженерных снабжений армий фронта от 8 января 1916 г.: «Построенный экземпляр «вездехода» не выказал всех тех качеств, которые обусловлены докладом №8101, например, не мог ходить по рыхлому снегу глубиной около 1 фута, а испытания хода по воде сделано не было». Сам Пороховщиков в заявлении от 3 января 1916 г. признал «проведенные испытания окончательными для данного экземпляра вездехода» и даже оценил причины неудач: расстояние между основными барабанами мало, двигатель слаб, лента была не рифленая, а гладкая. Он предлагал немедленно приступить к постройке «нового усовершенствованного «вездехода» более сильного и законченного». Главный начальник снабжений фронта, однако, приказал «конструирование средствами фронта прекратить и предложить изобретателю представить изготовленный им экипаж в ГВТУ» — ведь машина была построена на казенные средства. Все документы были отправлены в ГВТУ 1 марта 1916г.

Пороховщиков не спешил выполнить требования. Он даже задержал у себя 15 мастеровых и выделенный ему на время «Форд». Что же касается «Вездехода», то передачу его ГВТУ он задерживал под предлогом «исправлении поврежденного двигателя» и перерасхода денег, покрытого им «из личных средств». Скорее всего, он просто остыл к своему изобретению, хотя в заявлении от 7 сентября туманно намекал, что ведет постройку нового образца «на средства одного частного общества».

Но тут подоспели сообщения о появлении на Сомме английских танков. Пороховщиков возмущен. 18 октября он пишет Начальнику ГВТУ: «24 декабря 1914 г. мною был представлен Главному начальнику снабжений Северо-западного фронта проект изобретенного мною «Вездехода» — точного прототипа нынешних «лоханей» (так переводили в русской печати слово «tank») английского сухопутного флота». Тут же Пороховщиков приводит явно приукрашенные результаты испытаний своей машины.

Также существует версия того, что чертежи Пороховщикова были использованы британскими инженерами для своих разработок.

Отметим — построенный и испытанный «Вездеход» никак нельзя назвать прототипом танка. Ведь кроме высокой проходимости «танк» отличают также бронезащита и вооружение. Между тем во всех документах, включая справку, подготовленную Управляющим делами Технического Комитета ГВТУ 21 октября 1915 г., машина упоминается, как «самоход», «усовершенствованный автомобиль», «самодвижущийся экипаж». В случае хотя бы гипотетического бронирования обязательно появился бы термин «бронированный автомобиль».

Однако в литературе упоминается броня Пороховщикова, якобы предназначенная для «Вездехода». Попробуем разобраться. Весной 1915 года (т.е. во время испытаний «Вездехода») Пороховщиков предложил броню собственной разработки: «Броня представляет собою комбинацию из упругих и жестких слоев металла и особых вязких и упругих прокладок». Котельное железо отжигалось «по способу, составляющему секрет изобретателя», а в качестве прокладки «после громадного числа опытов» он выбрал сушеную и прессованную морскую траву. Особо подчеркивал автор дешевизну «железной брони», возможность гнуть и варить ее.

Для демонстрации Пороховщиков забронировал в Риге автомобиль «Форд». Бронекорпус имела форму вытянутого пятиугольника с «откидным забралом» и обращенной назад вершиной. Броня прикрывала экипаж из шофера, наблюдателя и сидящего сзади пулеметчика, а также двигатель, коробку передач и тяги управления. Как видим, форма бронировки не отвечала обводам и компоновке «Вездехода». 14 июня 1915г. этот бронеавтомобиль был представлен комиссии во главе с полковником Поклевским-Козелло и обстрелян с расстояния 50 м из германской и австрийской винтовок, револьвера «Наган» и пистолета «Браунинг». Комиссия отметила отсутствие сквозного пробития и то, что при бронировании не пришлось усиливать рессоры автомобиля. Правда, о ходовых испытаниях (на которые позже ссылался Пороховщиков) не сообщалось. 11 октября на стрельбище для войск гвардии был обстрелян образец трехслойной «брони», состоящий из листов железа толщиной 4-2-4 мм с прокладками между ними. Управляющий делами Технического Комитета ГВТУ генерал-майор Свидзинский указал, что броня Пороховщикова при толщине 10 мм не превосходит применяемую на бронеавтомобилях 5-мм броню, но «представляет больший объем» и вес. «Железная броня» была признана неприемлемой, а прошение Пороховщикова о заказе ему бронировки автомобилей отклонено. В виде опыта экзотическую морскую траву в ГВТУ заменили обычным войлоком, причем эта замена ничуть не ухудшила бронестойкости «изобретения» Пороховщикова.

31 января 1916 г. Пороховщиков делает «обходной маневр» и представляет «Железную Броню» Автомобильно-авиационному отделу Центрального Военно-промышленного Комитета для «бронировки автомобилей и поездов». Он предлагает немедленно заказать его мастерской бронировку нескольких автомобилей, дабы они «могли принять участие в предстоящей весенней кампании». Впрочем, ему вновь отказали. Как в документах о «Вездеходе» ни слова не сказано о бронировании, так и в документах о «Железной Броне» ни разу не упомянут «Вездеход» — речь идет только о бронировании серийных автомобильных шасси и поездов. Работы над «Вездеходом», «Железной Броней» и рядом других изобретений Пороховщиков вел параллельно, но без какой-либо связи.

Итак, машина Пороховщикова была именно «вездеходом» — оригинальным, но никак не «тянущим» на прототип танка. Она не имела и не должна была по проекту иметь бронирования и вооружения. Англичане же в июле 1915 г. (через два месяца после первого испытания «Вездехода») опробовали установку бронекорпуса и башни на шасси гусеничного трактора, а в сентябре Триттон и Вильсон вывели на испытание свой «Маленький Вилли» — в броне и с установкой для пулемета.

На сообщения о первых успехах английских танков Пороховщиков отреагировал и практически — 19 января 1917 г. он представил в ГВТУ проект и модель «Вездехода №2». Это уже действительно было нечто подобное танку с экипажем в 4 человека и «броневой рубкой». Последняя состояла из трех независимо вращающихся поясов с пулеметом «Максим» в каждом. Еще один «Максим» крепился в лобовом листе корпуса. Идея движителя осталась прежней, добавились только колеса на концах заднего барабана.

Рассмотрение проекта затянулось ввиду наличия огромного количества более насущных дел. Только 20 сентября Броневое отделение Авточасти ГВТУ рассмотрело проект и сформулировало свое мнение.

Относительно броневой рубки: «а) слишком мала высота отдельных поясов, каковая препятствует проходу одного пулемета над другим, б) работа трех пулеметчиков одновременно по одному борту невозможна в виду недостаточного радиуса рубки, в) работа трех пулеметчиков в противоположных направлениях невозможна по той же причине, г) невозможно устройство термосифонного охлаждения пулеметов, д) не указаны расположение и конструкция сидений пулеметчиков, е) недопустимо катание башни по зубчатым рейкам на роликах».

Относительно движителя: «Ввиду того, что при движении по обычной дороге «Вездеход» перед обычным автомобилем не имеет никаких преимуществ, а наоборот имеет только недостатки, как то: отсутствие дифференциала, наличие одной ленты вместо двух и прочее; а при движении по рыхлой почве автомобиль вовсе не пойдет, ввиду наличия массы различных препятствий, вытекающих из несовершенства конструкции, неминуемого проскальзывания ленты по барабану и невозможности поворотов, Комиссия находит, что проект Вездехода конструктора Пороховщикова в его настоящем виде не заслуживает никакого внимания». Вполне исчерпывающе.

Как же родилась легенда о «первом танке»? Отчасти ее автором стал сам Пороховщиков. Уже 29 сентября 1916 г. в газете «Новое время» появилась его статья с громким заголовком «Сухопутный флот — русское изобретение». Помимо «танка» он настаивал и на других своих приоритетах: «В 1909 г., — писал Пороховщиков, — я построил автоматически устойчивый самолет…, в 1912 г. …первый самолет «двухвостку» …, в 1912 г. я предлагал удушливый газ».

«Двухвостку» Пороховщиков действительно построил одним из первых и над автоматической устойчивостью самолета работал. Трудно сказать что-либо определенное об удушливом газе. А вот насчет «танка» он явно преувеличил. Тем не менее и тогда, и позже Пороховщиков продолжал искренне считать себя изобретателем первого танка и свое «отцовство» отстаивал страстно и энергично. По-видимому, основанием для этого служил разработанный им гусеничный движитель — ведь гусеничные машины были плохо известны в России. Хотя именно в России в 1888 г. Ф.А. Блинов построил один из первых удачных гусеничных тракторов, применения ему не нашлось: в 1889 г. этот трактор «не заметили» на Саратовской выставке, а в 1896 г. на выставке Нижнем Новгороде поместили в разделе… спасения на водах.

Удивительный факт — талантливый авиаконструктор Пороховщиков широко известен не своими весьма интересными самолетами, а неудачным «Вездеходом».

Итак, «первый в мире танк из России» оказался всего лишь легендой. Но это ничуть не умаляет ни уровень русской технической мысли того времени (вспомним хотя бы проект сверхтяжелого гусеничного «бронеавтомоблия» В.Д.Менделеева 1916 года), ни достижений отечественных танкостроителей в последующие десятилетия.

Источник: km.ru

  • В этот день
    На эту дату ничего нет.
  • Instagram
    Instagram

  • Счётчики
    Яндекс.Метрика