Битва под Батогом

Битва под Батогом (укр. Битва під Батогом, польск. Bitwa pod Batohem) — битва 1-2 июля (22-23 мая по ст. ст.) 1652 года во время восстания Хмельницкого между запорожскими казаками и войском Речи Посполитой под предводительством Мартына Калиновского. Закончилась разгромом польской армии, пленением и казнью более чем 8 тысяч польских солдат, в том числе высокопоставленных полководцев.

После стабилизации положения в Украине нарушенного проигранной кампанией и подавления Б.Хмельницким внутреннего сопротивления, вызванного неудачной войной с поляками, в казацкой властной верхушке он возвратился к заманчивой в политическом плане идеи – распространение казацкое влияние на дунайский регион. Здесь для Б.Хмельницкого одним из побуждающих мотивов стало не доведенный до конца, вопрос о женитьбы его сына Тимофея на молдавской княжне Розанде Лупул. Узнав о том, что к нему собирается со сватовством нежелательный поклонник, молдавский господарь Лупул запросил помощи у коронного гетмана Речи Посполитой Мартына Калиновского, брата польского короля Яна Казимира. Король вроде бы тоже имел виды на Розанду, поэтому гетману не пришлось его долго уговаривать на «разборку» с «соперником».

Впрочем, у Мартына Калиновского были и свои счеты: его недавно выкупили из «позорного» как для знатного польского шляхтича, татарского плена, куда он угодил после Корсунского разгрома в 1648-м году. Поляки, также давно стремились к тому, чтобы установить свой «протекторат» над Молдавией и поэтому охотно откликнулись на «просьбу» Лупула, послав армию, во главе с гетманом Калиновским в район г. Каменец Подольского, чтобы преградить путь казакам в Молдавию. Поляки, кстати, ожидали в этом походе легкой победы: По сообщениям лазутчиков, Тимоша Хмельницкого сопровождали только 5 тысяч казаков; столько же татар было в эскорте кума жениха – Нуреддина, преемника крымского хана. Против почти 50-тысячного кварцяного войска – это было очень мало.

Свой лагерь коронный гетман расположил у горы Батог, у подножия которой в наши дни и находится село Четвертиновка Тростянецкого района Винницкой области. Это место было на первый взгляд очень выгодным для осуществления контроля за дорогами из Чигирина в Могилев. И в первую очередь ввиду удобной переправы через Южный Буг.

Битва с поляками под Батогам

За сражение под Батогом, часть современных украинских историков на волне независимости, сравнивают Б.Хмельницкого уже с победами Ганнибала, с подвигами Александра Македонского и даже Наполеоном Бонапартом. Мы же, оставим все высокопарные эпитеты, на совести их авторов и описание этой битвы происшедший 356 лет назад, от дня сегодняшнего, начнем с описания украинского и польского войск. Особо остановимся на месте сражения, и затем перейдем к конкретному описанию самой битвы.

Украинское войско.

За время прошедшее от момента подписания Белоцерковского договора Б.Хмельницкий позаботиться о средствах для дальнейших военных операций и перегруппировал оставшиеся казацкие войска. И на 14-го мая в 1652 г. «внезапно» созвал Большой Совет в столичном городе Чигирине. На этот совет призывал – «всех полковников, есаулов, сотников и всех казацких урядников». При совещаниях было также около двадцать мурз и белгородские князья. Из Чигирина Хмельницкий немедленно разослал письма ко всем полковникам, чтобы готовились в поход, были «запасные конные и оружні». При этом определил сборные пункты для левобережных полков: Полтаву, Зинькив, Гадяч, московское пограничья и Веприк. По итогам решений принятых на Большом совете, и опыта прошлой кампании, под конец мая 1652г. был снова организован, говоря современным языком, «северный фронт», против литовского войска Радзивила. Командывал этими войсками полковник Подобайло. Для полков – переяславского, прилуцкого, миргородского и полтавского – как сборное место определенно Переяслав. Часть татарского войска уже стояла при гетмане, а главные ордынские силы именно отправились из Крыма.

После совета в Чигирине Б.Хмельницкий с войском и частью татар, которые стояли под Полтавой и перешли в то время на правый берег Днепра, отправился в направлении на Волощину, навстречу хану и орде и уже 23-го мая 1652г. в районе городка Тарасовки встретил ногайскую орду и крымских татар. Войско, которое шло с гетманом, состояло из четырех полков: чигиринского, корсунського, каневского и черкасского. Каждый полк насчитывал около 3.000 людей; следовательно, вместе было которых 12.000 войска. После встречи с татарами силы Хмельницкого увеличились на 20-25 тысяч. Все войско шло без лагеря, или «по-ординськи». В отличие от поляков, которые без обозов снабжения и обеспечения никуда не передвигались. Но, при приближении к Тарасовке Тимофей Хмельницкий отделился от Гетмана и двинулся с пятью-шесть-тысячным отрядом на Брацлав – невзирая на польский гарнизон в Ладыжине, откуда уже была дорога на Волощину (Молдавию – автор).

Б.Хмельницкий вместе с татарами, т.е основными силами «пошел» на Умань. Б. Хмельницкий, зная место, где примерно остановился М.Калиновский с польским войском, внес в тактику действий ряд изменений.  Так Тимофею Хмельницкому было приказано идти очень медленно, не более как одну-полторы мили за день. Карач-мурзе с пятью тысячами татар и с казацкой конницей было приказано идти в район польского лагеря, с левой стороны от -Батога и пониже его перейти реку Бог, но на поляков не нападать. – Сам Б.Хмельницкий продвигался за войском Тимофея на расстоянии одной-двух миль.

При приближении отряда Тимофея Хмельницкого к Ладыжину гетман 30 мая 1652г. приказал повернуть справа и перейти реку Бог повыше Ладыжина, а сам, послав к гетману Калиновского письмо, обращая ему внимание на то, что Тимофей идет с войском, мимо польского лагеря и посоветовал, чтобы Калиновский вступал из валашского пути, потому, что может прийти к лишнему бою, – тем более что место, избранное поляками под лагерь, для них очень непригодное».

Письмо это сохранилось в копиях и его содержания, читается как явная дезинформация противнику!

«…Не хочу таить перед вами, что непослушный сын мой Тимофей, взяв несколько тысяч войска, идет сватать дочь валашского хозяина. Ясное дело, что которое кому к этому дело. Но я удивляюсь, почему вот многочисленное польское войско отаборилось около Батога, будто на то, чтобы заступить дорогу моему сыну. Прошу ваше вельможество, ввиду покоя отчизны, отойдите с вашим войском – тем более, что войско польское таборує на месте совсем неудобному, чтобы обороняться. Боюсь, чтобы временами свадебные бояре, люди легкодушные, не стали ссориться с войском, а сыну моему, человеку молодому, не пришла мысль поискать первого успеха военного таланта».

Пока шла переписка с М. Калиновским, основная часть крымских татар 30-го мая 1652 так же переправились через Бог пониже Батога. Тимофей Хмельницкий, не затрагивая польский лагерь, продолжал «двигаться» западным путем на Волощину. В действительности же сделал это потому, чтобы не переходить реки Сельницы в ее нижнем русле, где та вливается в р.Богу, и одновременно отвлекая поляков на себя. После он завернул в сторону Ладыжина, обошел польский лагерь и остановился сзади него, в лесу на холмах.

Польское войско.

С весной в 1652 г. поляки решили, чтобы занять казаков, планировали начать поход против Крымского хана. Но Б.Хмельницкий не видел для себя никакой пользы от такого союза и сообщил хану о военных намерениях поляков. Вследствие чего хан провозгласил мобилизацию татарского войска в Крыму, – но о цели этой мобилизации никто, даже среди поляков, не отдавал себе отчет. В том времени Хмельницкий часто распространял менее или более правдивые вести, о сосредоточения войска: толи для похода на Московщину, толи на Турцию, и эти вести, подаваемые польскому коронному гетману еще более дезориентировали поляков. Польское войско стояло зиму на Украине и было разделено М.Калиновским на три группы:

1-я. За Днепром – в черниговщине;

2-я. вокруг Каменца и Бара;

3-я. вокруг Брацлава. Третья группа стояла под началом самого Калиновского, что около Ладыжина имел свои имения и хотел у них прожить зиму.

Когда пришла весть, подтвержденная разосланными вперед, разъездами о подходе Крымской орды в Украину, М.Калиновский понял дипломатические и военные ходы Хмельницкого. И что Польша снова стоит перед новой войной с украинской нацией. Не располагая силами, чтобы в одиночку противостоять Б. Хмельницкому и тем самым взять ответственность за боевую акцию М. Калиновский в своих письмах к королю и сенату умолял подмоги и присылки новых полков. Неохотно отправилось польское дворянское войско и барские хоругви на просьбы Калиновского. Полки, которые стояли на Левобережье, шли не спеша и так затянули свой поход, что едва 14-го июня 1652г., прибыв в Киев, узнали уже о разгроме Калиновского под Батогом. Польские хоругви Собеского, Одживольского, Балабана и молодого сына Калиновского к польскому лагерю прибыли перед самим боем. Потеряв немало времени на выжидание панских отрядов и заднепровского войска, М.Калиновский, в последние дни, решил выступить против татарской орды и разбить ее, пока она, по его сведениям, еще соединилась с силами Хмельницкого. Но пока в польском лагере составляли план такого похода, подошла информация весть, что украинские и татарские войска уже встретились под Тарасовкой. Для поляков не оставалось ничего другого, как остаться уже под Ладыжином и ожидать дальнейшего хода событий. Конная разведка, высланная из польского лагеря за реку, донесла, что в сторону Ладыжина приближается Тимофей Хмельницкий с небольшим войском. Это еще более убедило Калиновского, что лучше всего – это занять оборонное положение где-то недалеко от Ладыжина. Польские силы насчитывали 20.000 старых опытных воинов, – само наилучшее войско, что его Калиновский задержал при себе. В состав польского войска входило: 12.000 конницы и 8.000 пехоты, разделенной на восемь полков. Из джурами и лагерными слугами, было около 50.000 человек. Польскую пехоту усиливало отдельный крупный немецкий отряд под проводом известного польского полководца Собеского. Кроме него, в польском лагере было достаточно большое число известных старшин с большим боевым опытом.

Место боя.

Место под польский лагерь избрано еще несколько месяцев тому назад и он окопан достаточно обширно, чтобы разместить в этом лагере не только все войско Калиновского, но тоже Заднепровские полки, отдельные барские хоругви и войско из-под Каменца и Бара. На которое так рассчитывал М.Калиновский. Была это просторная равнина, которая тянулась от Ладыжина правым берегом р. Бога и заканчивалась холмами; самый высокий из них (100,9 м) звался Батог (или по русские Кнут). Вторую сторону равнины закрывали лесистые холмы, и леса и болота, что тянулись вплоть до реки Сельницы. Польский лагерь, расположенный на этой равнине, преграждал путь на Волощину. Лагерь отвечал всем тактическим требованиям тогдашнего боя. Доступ к тому лагерю был отовсюду затруднен, а сам лагерь укреплен так, что Хмельницкому еще более утруждал приближение. Получив сообщение о приближении украинско – татарского войска Калиновский отправился в приготовленный лагерь. Немецкие пешие полки расположились в юго-восточной части лагеря, что ближе всех примыкала к реке, и там еще отдельно окопались валами и рвом.

Бой и его последствия.

29-го мая поляки получили весть от своих конных разведчиков, что приближается татарская конница. И в самом деле, 30-го мая татары переправились через р. Бог повыше Ладыжина и уже на следующий день Нуреддин захватил много коней, которые паслись на равнине под Ладыжином, недалеко от польского лагеря. Первого дня боя, то есть 1-го июня 1652г., появились около польского лагеря первые конные отделы татар. Польская конница выехала из лагеря, но татары завернули и стали отходить в сторону города. За ними погнался с конницей ротмистр Зелинский, и вовремя погони, – одну милю уже от лагеря, – получил весть, что казаки с татарами появились за польским лагерем. Зелинский сейчас же завернул к лагерю, потеряв по пути немало людей, которые отбивались от рьяных нападений казацкой и татарской конницы. Перед лагерем казаки задержались на расстоянии пушечного выстрела и безопасно гарцевали по полю. В тот же день к лагерю прибыли остатки польского передового сторожевого отряда, который стоял далеко вне лагеря. Они и принесли весть, что Тимофей неожиданно напал и разгормив их.

Ночью казаки обошли польский лагерь с тыла и не замеченные поляками, заняли лесистые холмы. В это время в польском лагере происходило военное совещание. Пшиемский советовал оставить в лагере немецкие пехотные полки, которые и так имели свои отдельные укрепления, а остальное войско, то есть польскую конницу, вывести под руководством М. Калиновского из лагеря в направлении на Каменца. Калиновский должен был бы тогда собрать польские отряды, которые стояли над Днестром и вернуться обратно на помощь немцам. Весь план Пшиемского опирался на большую боеспособность немецкой пехоты, причем он же высказывался о польской коннице как об очень неуверенном и небоеспособном войске. Но Калиновский твердо стоял при своем: он уважал, что лучше защищаться на месте, надеясь, что вскоре придет ожидаемая подмога. Тем временем казаки окружили лагерь; положение становилось уже почти безнадежным. Польское войско, узнав, что Калиновский не думает вступать, и, понимая то, что лагерь не годится для обороны, – начало волноваться. Поляки видели, что придется драться и погибнуть и решило поддаться Хмельницкому и выдать ему М. Калиновского, чтобы таким образом спасти собственную жизнь. М.Калиновский, узнав об опасности, еще ночью убежал к лагерю верных немецких полков.

«Кровь Калиновского, которого пощадили татары, от-от была бы пролилась от польских мечей», – с сожалением записывают тогдашние источники.

Польская шляхетская конница, понимая свое почти безвыходное положение, начали покидать лагерь, убегать через реку Бог. Чтобы как-нибудь остановить войско от бегства, М.Калиновский приказал немцам стрелять по беглецам. Началась стрельба, которая еще больше убедила польскую старшину о безвыходном положении собственного войска. Но и бегство не давало шанс на спасение, ибо казаки вылавливали тех беглецов, которые перешли реку. Часть из них погибла из казацких рук, другие угодили в ясырь, а еще другие – пропали без вести, по-видимому, погибли из рук близлежащего населения. Еще в последнем моменте Пшиемский умолял Калиновского, чтобы для добра польского войска тот таки завернул с конницей под Каменец. Но для побега было уже поздно. Поляки в конечном итоге увидели, что украинское войско окружило их отовсюду.

Как начался бой польской конницы с немецкими полками, поляки – в ответ на немецкие выстрелы – пустили на них кони. Т. Хмельницкий, уведя панику в польском лагере, выскочил со своим отрядом из леса и прорвался к лагерю, прорываясь к его середине. Со второй стороны Б.Хмельницкий сам непосредственно не показываясь на поле боя, выслал полковника Золотаренко с полком казаков, чтобы тот наступал на Пшиемского от стороны Ладыжина. Калиновский понял в настоящий момент опасность этого маневра и выслал часть пехоты против Тимофея и Золотаренко, а сам с конницей отправился против татар, какие только готовились к наступлению под руководством Карач-мурзы. Но польская конница, вырвавшись из укрепленного лагеря, от боя уклонилась и большей частью дезертировала. М. Калиновский снова вынуждено отошел в немецкий лагерь, самую боеспособную часть его армии. Из всех сторон шел бой, продолжившийся и после наступления ночи. Среди ночи поляки окончательно потеряли ориентацию и не знали уже, кто, откуда наступает.

Одновременно с наступлением казаков в бой отправились и татарские отряды. Но татары, колебались среди ночи, вступать в район польского лагеря. Тогда казаки Тимофея Хмельницкого подожгли скирды сена, накопленного поляками посредине лагеря. Вспыхнул большой пожар и огонь осветил поле боя. По одной стороне лагеря восемь «рейментов пехотных» скопились в углу лагеря над р.Богом. Руководил ими Марко Собеский. К ним пристала часть польской конницы, что ее отсек Тимофей Хмельницкий от главных сил Пшиемского. На эту часть лагеря наступал сам Тимофей Хмельницкий, имея к помощи, татар Карач-мурзы, что готовились вступить в бой. На второй стороне лагеря защищался Пшиемский от казаков Золотаренко, имея позади себя пожар, который уничтожал лагерь, шатры и все имущество. И все же не смотря на наступление поляки не сдавались, но после того как ночное поле боя осветилось, в след за казаками в бой бросилась основная часть татарского войска, атаковав ту часть, где оставались воеводы Пшиемского. А казаки, перегруппировав свои силы, бросились на немецкий лагерь, понимая, что это уже последний штурм. После короткого, но жестокого по кровопролитности, боя казаки ворвались в немецкие укрепления и беспощадно вырезали целое войско. Здесь же погиб М. Калиновский, его сын – коронный обозный, Марко Собеский и другие. Гетману Калиновскому в сражении была отрублена голова.

Победив пешие полки, часть казаков вернулась в другую часть лагеря и напала на поляков с тыла. Из этого последнего боя спаслись немногие; сам Пшиемский погиб от казацкой сабли. Еще до полуночи бой закончился. Наутро подводили итоги и делили военные трофеи. Самих трофеев как обычно в польском таборе было много. Но казаки получили 58 пушек и много военного припаса. Все остальное добро Б.Хмельницкий уже появившийся на поле боя, отдал татарам вместе с пленниками. А пленников, кстати, много и не было. Тогдашний польский хронист Ерлич писал, что «не вышло и полторы тысячи, из немецких компаний не вышел ни один, все изрублены».

Другой очевидец -Михаловский сообщал в своих письмах, что «из общества и сотня не спаслась». Большую часть пленников казаки отослали татарам как ясырь. Главные татарские силы остались в дальнейшем при Хмельницком. И тут Гетман как нам кажется в наше просвещенное, и гуманное время проявил себя не лучшей стороны, в смысле человеколюбия и рыцарской так сказать чести. Хорошо, зная, что когда татары наберут много пленников, то они теряют свой интерес к войне и уходят в Крым. В связи с чем Б.Хмельницкий умышленно не позволял на то, чтобы ясырь был большим. Из этих соображений по приказу Б.Хмельницкого были изрублены все больные и раненных польские пленники, и сам лично выкупил от татар 256 (тоже ли 286) знатных поляков, которых отослал в Чигирин.

Трупов, которые остались на месте битвы, должны были похоронить жители Ладыжина. Но их было столько, что люди забросили копать могилы и оставили их, как говорит Величко, – «верхоземному истлънію». Вне боя много поляков погибло во время бунта в лагере – от немецких пуль, и вовремя побега – в волнах р. Бог, и частично от рук близлежащего населения. Весть о поражении под Батогом нагнала полякам незаурядного ужаса. Брацлавский воевода, что шел на подмогу Калиновскому, узнав о разгроме польского войска, убежал вплоть до Глинян. Заднепровские полки, которые шли через Фавстов и Гончариху под Костянтинов, ожидали войска Калиновского, вначале полагали, что вести, о поражении были, может «вымышленные». Но не недождавшись никаких частей, запаниковали: «напал на них в поле страх, и друг на друга глядючи, стали бросать и жечь телеги и то, кто что имел; даже поживу, платья и оружие» (Ерлич). Они без ничего, отправились в Стоянов а оттуда спешно разошлись по домах.

Польская шляхта не только, что спешно покидала Украину, но не задерживалась даже и в коренной Польше. Много поместных и знатных людей выехали тогда за границу, спасаясь от общего развала Польши. Чтобы как нибудь спасти положение Польский Король приказал созвать посполитое войско вблизи Кракова. Такое решение короля, навело еще большую панику, потому что все догадывались, что король просто боится собирать войско ближе к украинской границе. А между тем Хмельницкий отправился в сторону Волощини, намекая тем валашскому Господарю, который не побоялся пойти войной на него, если тот задумает противопоставиться плянам гетмана, то и его ждет судьба М.Калиновского. Хмельницкий силой обстоятельств хотел заставить Волощину к союзу с молодым украинским государством, – когда не добровольно, то вооруженным принуждением.

Волощина, до сих пор на услугах польской политики, была очень опасным соседом для гетмана, подобно как опасным соседом была и Литва. Б.Хмельницкому обе эти страны угрожали стратегически, потому что в случае их вооруженного союза с Польшей гетман не мог бы противопоставиться их наступлению на оба украинских крыла военного фронта. Даже в случае нейтральности обеих этих стран, гетман был вынужден держать на обоих пограничьях сильные казацкие отряды, а это не позволяло использовать всю украинскую вооруженную силу против поляков и ослабивало силы украинского государства. Вовремя боя под Батогом Радзивил, который имел в распоряжении многочисленную литовскую армию, был в не слишком приязненных взаимоотношениях с Польшей, и, следовательно – тогда был одинокий благоприятный случай для гетмана притянуть на свою сторону валашского хозяина Лупула, который был Радзивиловим зятем. Намеченный гетманом брак Тимофея с дочерью Лупула – это не какая-то сиюминутная прихоть, как это стараются объяснить некоторые историки. Именно в своих далеко идущих государственнических намерениях гетман видел, прочную причину для установления добрососедских взаимоотношений из Лупулом. В итоге через брак Тимофея, Волощина как приданное невесты, становилась сателлитом Украины.

Победа над поляками при Батоге необычайно помогла замыслам гетмана. Б. Хмельницкий простоял еще короткое время под Каменцем, забавляючися его осадой, а в действительности же вел дипломатические переговоры с королем. Далее Б.Хмельницкий, не штурмуя Каменца, вернулся назад и распустил войско по домах. В литературе написано в адрес Б.Хмельницекого много почему, мол не использовал ужасной паникой в Польше и не двинулся на запад, ставя, – как задумывал, – пограничные столбы над Вислой! Одной из причин, по мнению историков «оправдывающих» бездеятельность Б.Хмельницкого было появления на территории Речи Посполитой «чумы», «черной смерти», «Mors nigra», что тогда ширилась по всей Восточной Европе с безудержной скорой. Больше всего свирепствовало тогда это нашествие в красном Углу, в Галичине, Холмщине, на Волыни и на Подилли. По некоторым городам оставалось едва по больше десяти живых людей, села вымирали полностью.

Среди таких обстоятельств гетман не мог держать большое войско вместе. Он должен останавливать эпидемию чумы, запрещая передвижение населения, что, убегая с зараженных мест, переносило чуму в незараженные еще околицы. Татары так же скоро покинули Украину и все вернулись в Крым, Собранное под Краковым польское посполитое рушание в виду чумы, так же разбежалось.

Выводы и замечание.

Положение поляков после битвы под Батогом в 1652г. оказалось крайне незавидны. Кроме морального развала в самом польском обществе, они показали себя неготовыми воевать на два фронта. Небыло в них и единого командования. Напротив, положение украинского войска, несмотря, на предыдущее поражение, как можно лучше. Б.Хмельницкий и его полковники сумели оценить и применить опыт Берестецкого боя в своей боевой практике. Этим вместе не видим в нем массовости, необученных крестьянских отрядов. Войско гетмана под Батогом.- это четыре полка регулярной армии, которые относительно своей чисельности хотя и стоят ниже от польского войска, но сильны и опытом и вооружением. Не очень большое, но отборное войско – вот новая стратегия Б. Хмельницкого. Потом идет эффективное применение засады для противника. Как это было при сражениях у – Желтых Вод и у Корсуня. Но вне такого предела масса – теряет свои положительные страницы, и наверх выходят все негативы от операции огромным и человеческим материлом.

Придерживаясь наличия в своей армии 4-5 отборных казацких полков, используя маневр, и обман противника, превышавшего его армию и численностью и вооружением, Хмельницкий легко выполнил поставленную в этой кампании 1652г. задачу. Но для Хмельницкого даже не смотря на появления чумы в Речи Посполитой вона не закончилась на победе под Батогом. Началась подготовка к истинному походу Т.Хмельницкого в Молдавию. Но здесь фортуна от Тимофея отвернулась. Союз с Молдавией не был осуществлен, как и брак сына Хмельницкого не состоялся. Тимофей был убит в 1653 году при осаде молдавского города Сучавы.

Битва под Батогом подняла дух народа, укрепила его волю к борьбе и победе, показала полякам, что им еще рано считать законченным «усмирение» Украины и, несомненно, повлияла на активное вмешательство Москвы. Среди поляков наступило состояние близкое к панике. Кроме чумы, паники и повального дезертирства польского войска был разбрат и в Сейме. Летом 1652 г. в Варшаве собрался Сейм, на котором обсуждалось создавшееся положение. В результате, было решено создать специальную армию в 50 тысяч для борьбы с казаками и готовиться к зимней кампании.

Пока же что, для усыпления бдительности Хмельницкого к нему было отправлено специальное посольство с обещанием «забыть» прошлое и требовать разрыва его связей с татарами и прекращения сношений с Москвой. Для урегулирования всех спорных вопросов поляки предлагали создать специальную польско-казачью комиссию, которая бы занялась подготовкой окончательного полюбовного прекращения борьбы. Б. Хмельницкий не дал себя обмануть и, не уклоняясь от переговоров, продолжал энергично готовиться к продолжению военных действий.

Источник: Присоединение Крымского ханства к Российской империи и современная геополитика. Гл.15 ч.2 Битва под Батогом. Автор Владимир Бровко.

  • Blackdouglas

    Плагіат з плагіата. Пан Бровко сплагіатував уривок книжки Тис-Крохмалюка «Бої Хмельницького» (є у відкритоому доступі, можна переконатися, плагіат дослівний, перекладено російської, переклад машинний з усіма його «особливостями»). і чому б не поставити посилання…

    • Admin

      чо?

  • Instagram
    Instagram

  • Счётчики
    Яндекс.Метрика