Не забыть.

Янина ИринаРодилась 27 ноября 1966 годав Казахстане. Там же окончила медучилище и работала санитаркой, медсестрой. С 1995 года — на службе по контракту во внутренних войсках МВД России. Дважды направлялась в район боевых действий в Чеченскую республику в 1995-1996 гг. В ходе контртеррористической операции находилась в Дагестане с июля 1999 года.

Звание Героя Российской Федерации присвоено 14 октября 1999 года (посмертно). Навечно зачислена в списки личного состава части.

Черный человек с черной бородой — Хаттаб-головорез — обустраивал свою семейную жизнь в черном селе Карамахи, что в Дагестане, неподалеку от черной Чечни

Еще задолго до войны места эти пользовались дурной славой — здесь, как в черной дыре, исчезали люди, скот, автомашины. Заправлял этой вотчиной международного террориста Хаттаба его тесть — уголовник, отсидевший десять лет за убийство. Больше ни ему, ни его разбойникам сидеть в тюрьме не хотелось, людей в темницах держали теперь они сами, сами выносили приговоры своим узникам, сами казнили и миловали… Впрочем, миловали редко — в лучшем случае в наказание требовали с провинившегося машину бетона. Его тут же пускали на строительство укреплений. Как говорил сам Хаттаб, по воле всевышнего здесь должен быть военный лагерь.

Женщины передвигались по селе тенями — закрытые черными покровами от щиколоток до самых жгучих пронзительных глаз. Славянок здесь не видали давно…

Наградной лист — это почти всегда немного легенда. Но мы их пишем именно такими — слегка плакатно-пафосными, стараясь вместить в мраморно-бронзовую страничку строгой “формы № 2” и картинку кромешного боя, и волевой напряг бойца или командира, и сгусток боевого опыта в назидание — “Возьми в пример себе героя!”. На лакировку (напишем это слово без кавычек и без негативного к нему отношения) геройского образа смотрим спокойно-сознательно, не кривя душой. Герой — он всегда красив. Своим подвигом, своим самопожертвованием. И все, что будет о нем написано — от наградного листа до возможной книги, должно быть красиво. Красиво и правдиво. Философы, эстеты много веков разрешают неразрешимый спор на тему — может ли быть красивой смерть. Но смерть героя ведь называют Подвигом. На его примере будут учить будущие поколения верности воинской присяге, матери-Родине.

Из наградного листа:

“Медицинская сестра процедурного кабинета медицинской роты сержант Янина Ирина Юрьевна с 22 июля выполняла специальные задачи по защите территориальной целостности Российской Федерации в Республике Дагестан.

31 августа 1999 года сержант Янина И.Ю. в составе эвакуационной группы выполняла боевое задание в районе населенного пункта Карамахи. В период зачистки территории наши войска встретили организованное сопротивление исламистов, отчаянно сражавшихся за каждую улицу, каждый дом. Сержант Янина И.Ю., находясь на передовой, под ожесточенным огнем противника оказывала первую медицинскую помощь раненым военнослужащим, пострадавшим в ходе боя. Она, рискуя своей жизнью, пришла на помощь 15 нашим воинам и организовала их эвакуацию в медицинский пункт временной дислокации части.

При ее личном участии было совершено три рейса на бронетранспортере к линии противостояния, в результате чего 28 военнослужащих, получивших тяжелые огнестрельные ранения, были направлены в тыл, где им была оказана своевременная медицинская помощь.

В самый ожесточенный момент сражения, когда противник перешел в контратаку, пренебрегая опасностью, сержант Янина И.Ю. в четвертый раз устремилась на помощь ведущим бой нашим подразделениям. Организовав погрузку раненых, она, непрерывно стреляя из автомата, не давала противнику возможности вести прицельный огонь.

При отходе от позиций бронетранспортер оказался в зоне сильного гранатометного огня. Две гранаты попали в корпус и топливный бак боевой машины, которую мгновенно охватило пламя.

Помогая раненым выбраться из бронетранспортера, мужественная медсестра не смогла покинуть горящую машину. Благодаря ее самоотверженным действиям были спасены капитан Кривцов А.А., рядовые Гольнев С.В. и Лядов И.А. Сержант Янина И.Ю., не думая о себе, до последнего дыхания отчаянно боролась за жизнь боевых товарищей. Она геройски погибла, до конца выполнив свой воинский долг.

За героизм, мужество и самопожертвование, проявленные при спасении раненых военнослужащих, сержант Янина Ирина Юрьевна представляется к присвоению звания Героя Российской Федерации (посмертно)”.

Ирина Янина стала первой женщиной, заслужившей высшее звание за героизм, проявленный в бою на кавказской войне.

За рамками строгого наградного документа остались страшные реалии того кровавого боя в горах Дагестана. “Калач” — так по-военному лаконично и по-товарищески просто именуют бригаду оперативного назначения из Калача-на-Дону — в числе первых частей внутренних войск начинал вторую кавказскую кампанию. Пятеро калачевцев стали Героями России.

Во внутренних войсках каждый согласится, что “Калач” — бригада тертая.

Тертая в многомесячных походах по воюющему Кавказу, в коварных горных ущельях, в стреляющих развалинах Грозного. И сержант Янина была не новичком — на военную службу она была принята в сентябре 95-го, а уже в 96-м дважды выезжала в Чечню, где провела три с половиной месяца. Эту зрелую, как принято говорить в таких случаях — во цвете лет, красивую женщину надеть военную форму заставила вовсе не романтика. Гарантированное государственной службой невеликое жалованье, кое-какие льготы для военных, да паек — очень важная для них с сыном прибавка…

Как ни красива да пригожа была Ирина, сколько ни старалась для семьи, а судьба все хлестала ее пребольно. Сначала пришлось уезжать из ставшего чужим Казахстана в Россию… Потом начались трудности переселенцев — ни жилья нет, ни денег. А тут еще… не беда даже, а горе горькое — от острого лейкоза умерла кроха доченька. Ирина осталась с одиннадцатилетним сыном Женькой. Как же она его любила!

“Здравствуй, мой маленький, любимый, самый красивый в мире сынок!

Я очень соскучилась за тобой. Ты мне напиши, как у тебя дела, как со школой, с кем дружишь? Не болеешь? По вечерам не ходи поздно — сейчас очень много бандитов. Будь около дома. Один никуда не ходи. Слушай всех дома и знай — я очень тебя люблю. Побольше читай. Ты уже большой и самостоятельный мальчик, поэтому делай все правильно, чтобы тебя не ругали.

Жду твоего письма. Слушай всех.

Целую. Мама.

21.08.1999 года”.

Родителям в тот же день она писала другое…

“Здравствуйте, мои дорогие мама и папа!

Как ваши дела? Извините за то, что не писала. Я надеюсь, что у вас там лучше, чем у меня.

Мы стояли в Кизляре, на границе с Чечней, 6 дней, затем передвинулись на 600 метров и… началась война.

Пью таблетки, чтобы поднять жизненную силу. 22 числа мы выдвигаемся в Ботлих, поднимаемся в горы, затем укрепляемся. Задача бригады — взять Ведено. Вот и представь, что я испытываю. Я стала заикаться и просто плакать. Раненых у нас много, «груза-200» мало. Кормят нас очень плохо, холодильников нет, поэтому все на тушенке. В Чечне объявили чрезвычайное положение и забирают мальчиков всех в 16 лет. Ну, мама, всего не напишешь. Приеду, дай Бог, домой, все расскажу. Передавай привет всем, поцелуй Женю.

Повоюем и приеду домой.

Целую всех. Ваша дочь Иринка”.

Вот свидетельство, пожалуй, главного очевидца гибели Ирины Яниной, водителя того самого БТРа, в котором она сгорела.

Ефрейтор Кулаков:

“31 (августа. — Ред.) 1999 года, примерно в 11 часов мы в составе батальона выдвинулись в направлении полевого стана с. Карамахи. Со мной в БТРе №157 находились наводчик, стрелок и медсестра Янина. После прохождения населенного пункта мой БТР подбили. После того как я пришел в сознание, в машине кроме меня и Яниной никого не было. Внутри машины все горело, и я полез к выходу через боковой люк с правой стороны. С этой же стороны сидела на сиденье десанта Янина. Я зацепился спиной за люк, попытался вытащить Янину, но разгрузка порвалась, и я упал на асфальт. БТР проехал после этого метров 10. Наводчик и стрелок лежали по другую сторону дороги. Я им сказал, что там осталась женщина и надо ползти, доставать ее оттуда. Когда мы подползли близко к машине, нас стали обстреливать, не подпуская к технике. Минуты через 3 из машины пошел черный густой дым, и я сказал ребятам отходить, а то могут взорваться боеприпасы. Мы отползли метров 5, и за нами пришли БТРы и забрали нас. Янину мы не смогли вытащить из БТРа. После того как забрали нас и подошли основные силы к моему БТРу, прошло около 5-7 минут. В БТРе уже начал взрываться боекомплект, и ничего нельзя было рассмотреть из-за дыма”.

Шел бой. Чадящим факелом, то и дело брызжущим оглушительными фейерверками, горел БТР № 157. Когда закончился бой, в самом углу десантного отсека, там, где оставалась в последние минуты своей жизни сержант Ирина Янина, среди горячего пепла удалось найти лишь несколько сохранивших очертания косточек — позвонки, фаланги пальцев… Останки уместились в носовой платок. Экспертиза была пустой формальностью. Ни у кого не было сомнений, что Ирина ушла от нас. Ирину мы потеряли…

Эдгар По, писатель-мистик, фантазер, сочинивший немало жутких триллеров, однажды заметил, что смерть молодой красивой женщины — лучшая тема для художественного произведения. Ирину Янину — единственную из военнослужащих-женщин, чей подвиг на кавказской войне увенчан Золотой Звездой Героя России, — знали и запомним красивой.

А самое красивое в этой жизни произведение, на которое способна только женщина, она после себя оставила — белоголового пацана, своего ненаглядного Женьку…

Статья взята с сайта bratishka.ru

На весь только одна её фотография

  • В этот день
    На эту дату ничего нет.
  • Instagram
    Instagram

  • Счётчики
    Яндекс.Метрика