Восстание декабристов

Восстание декабристов — закончившаяся неудачей последняя в истории России попытка гвардейского дворцового переворота в стиле XVIII века. Состоялась в Санкт-Петербурге, столице Российской Империи, 14 (26) декабря 1825 года.

От предыдущих попыток захвата власти отличалась большим количеством участников — на площадь перед Сенатом вышло около 3 тысяч солдат. В результате мятежа погибли 1 271 человек, что является абсолютным рекордом среди отечественных государственных переворотов по числу жертв.

Тайные революционные общества выросли из масонских лож. Первое тайное революционное общество под названием «Союз спасения» было создано в 1816 в Петербурге. Состав тайных обществ постоянно менялся: по мере того, как их первые участники «устраивались» в жизни и обзаводились семьями, они отходили от политики; их место занимали более молодые. Таким образом, происходила перманентная ротация.

Через несколько лет образовалось новые тайные общества — «Северное» с центром в Петербурге и «Южное» на Украине.

В Северном обществе главную роль играли Никита Муравьев, Сергей Трубецкой, а позже известный поэт Кондратий Рылеев, сплотивший вокруг себя боевых республиканцев. В Южном обществе руководителем был полковник Пестель. Деятельное участие в Северном обществе принимали гвардейские офицеры Иван Николаевич Горсткин, Михаил Михайлович Нарышкин, морские офицеры Николай Алексеевич Чижов, братья Бодиско, Борис Андреевич и Михаил Андреевич. Активными участниками Южного общества были декабристы-туляки братья Крюковы, Александр Александрович и Николай Александрович, братья Бобрищевы-Пушкины, Николай Сергеевич и Павел Сергеевич, Алексей Иванович Черкасов, Владимир Николаевич Лихарев, Иван Борисович Аврамов. Одним из активных деятелей Общества соединенных славян был Иван Васильевич Киреев.

Как явствует из последовавших много лет спустя откровений выживших декабристов, они хотели поднять вооруженное восстание в войсках, свергнуть самодержавие, отменить крепостное право и всенародно принять новый государственный закон — революционную конституцию.

Планировалось объявить “уничтожение бывшего правления” и учреждение Временного революционного правительства. Объявлялось о ликвидации крепостного права и об уравнении всех граждан перед законом; объявлялись свобода печати, вероисповедания, занятий, введение гласного суда присяжных, введение всеобщей воинской повинности. Все правительственные чиновники должны были уступить место выборным лицам.

Было решено воспользоваться сложной юридической ситуацией, сложившейся вокруг прав на престол после смерти Александра I. С одной стороны, имелся секретный документ, подтверждающий давний отказ от престола следующего за бездетным Александром по старшинству брата, Константина Павловича, что давало преимущество следующему брату, крайне непопулярному среди высшей военно-чиновничьей элиты Николаю Павловичу. С другой стороны, ещё до открытия этого документа Николай Павлович под давлением генерал-губернатора Санкт-Петербурга графа М.А. Милорадовича поспешил отказаться от прав на престол в пользу Константина Павловича.

Состояние неопределённости длилось очень долго, и право выбора нового императора по сути дела перешло к Сенату. Однако после повторного отказа Константина Павловича от престола Сенат в результате долгого ночного заседания 13-14 декабря 1825 года с неохотой признал юридические права на престол Николая Павловича.

Однако мятежники ещё надеялись изменить ситуацию, для давления на Сенат выведя на улицы вооружённых гвардейцев.

Декабристы решили помешать войскам и сенату принести присягу новому царю. Затем хотели войти в сенат и потребовать опубликовать всенародный манифест, в котором будет объявлено об отмене крепостного права и 25-летнего срока солдатской службы, о даровании свободы слова и собрания.

Депутаты должны были утвердить новый основной закон — конституцию. Если бы сенат не согласился обнародовать народный манифест, было решено принудить его к этому силой. Манифест содержал в себе несколько пунктов: учреждение временного правительства, отмену крепостного права, равенство всех перед законом, демократические свободы, введение суда присяжных, отмену всеобщей воинской повинности, выборность чиновников. Восставшие войска должны были занять Зимний дворец и Петропавловскую крепость, царскую семью должны были арестовать. В случае необходимости предполагалось убить царя. Для руководства восстанием был избран диктатор — князь Сергей Трубецкой.

Характерно, что руководителями будущего временного правительства предполагалось сделать лидеров Сената графа Сперанского и адмирала Мордвинова, что заставляет подозревать Сенат в связи с заговорщиками.

К сожалению, о плане восстания приходится судить гипотетически, потому что абсолютно ничего из указанного сделано не было:

* главные заговорщики (Рылеев, Трубецкой) фактически отказались от участия в восстании;

* вопреки плану восставшие дворцов и крепостей не занимали, а стояли на месте;

* на самом деле вместо отмены крепостного права и введения разных прав и свобод восставшие требовали только императора Константина Павловича и Конституции (под которой подразумевалась жена Константина Павловича);

* в ходе мятежа была масса возможностей арестовать или убить будущего царя Николая I, однако никаких попыток к этому не предпринималось.

Первым выступил на площадь Московский гвардейский полк. Его поднял на восстание офицер Александр Бестужев. Полковник барон Фредерикс командир полка хотел помешать выходу восставших на площадь, но он упал с разрубленной головой под ударом сабли офицера Щепина — Ростовского. Солдаты Московского полка пришли на Сенатскую площадь с развевающимся полковым знаменем, зарядив ружья и взяв с собой боевые патроны. Полк построился в боевое каре (четырехугольник) около памятника Петру I.

Событие вызвало интерес, и на площадь в большом количестве стали стекаться зеваки. К восставшим подскакал петербургский генерал — губернатор Милорадович и стал уговаривать солдат разойтись и принести присягу. Но начальник штаба восстания офицер Евгений Оболенский штыком повернул лошадь Милорадовича, ранив при этом генерала в бедро, а пуля другого члена тайного общества, Петра Каховского, смертельно ранила Милорадовича. Под командой морских офицеров Николая Бестужева и Арбузова на площадь пришли восставшие моряки — гвардейский морской экипаж, а за ними полк восставших лейб — гренадеров.

С таким трудом пришедший к власти накануне Николай I, отдавая себе отчёт в своей непопулярности среди высших царедворцев, не хотел усугублять начало своего правления пролитием крови и долго надеялся на мирное урегулирование дела, несмотря на убийство Милорадовича. Несколько раз по его приказу конная гвардия ходила в психическую атаку на восставшие войска, но всё было безрезультатно.

В свою очередь, мятежники также не предпринимали никаких действий, чтобы склонить ситуацию в свою пользу либо хоть к какому-то мирному разрешению.

После 3 часов дня стало заметно темнеть. Было очевидно, что нужно срочно до конца дня принять какое-то решение: либо император отказывается от престола и возникает вакуум власти, либо к восставшим применяется оружие. Ввиду отсутствия других приемлемых предложений в итоге царь приказал стрелять картечью. Орудийным огнём лично руководил его младший брат Михаил Павлович. Первый залп дали выше солдатских рядов. На этот залп восставшие ответили ружейным огнем. Но потом под градом картечи ряды дрогнули, заколебались и довольно быстро потеряли порядок и рассеялись.

Царские пушки стреляли по толпе, бегущей вдоль английской и Галерной набережных. Часть восставших отступила на невский лед и там восстановила боевые порядки. Ряды осыпались картечью, пушечные ядра ломали лед, солдаты тонули в воде.

К ночи с восстанием было покончено. На площади и улицах остались сотни трупов. Большинство жертв были раздавлены бросившейся в панике от центра событий толпой. В Зимний дворец начали свозить арестованных.

На юге дело также не обошлось без вооруженного мятежа. Шесть рот Черниговского полка освободили арестованного Сергея Муравьева-Апостола, который выступил с ними в Белую Церковь; но 3 января 1826, настигнутые отрядом гусар с конной артиллерией, мятежники сложили оружие. Раненый Муравьев был арестован.

на мой взгляд это был отголосок французской заразы, которую подцепили в первую очередь офицеры и аристократия, пройдя маршем до Парижа чуть ранее… зараза, которая явилась болезнью того времени как раковая опухоль. И лекарство было соответствующим. Николай Первый смог решиться и обезвредить эту гангрену. Второй оказался слаб. Я говорю так лишь применительно именно к тому историческому моменту. На тот момент такое решение проблемы было наиболее рациональным.

И сейчас, когда клоуны в сегодняшней власти в один день празднуют различные «императорские тезоименинства», чуть ли не лобызая постаменты царей, а на следующий день отмечают «годовщины восстания декабристов» как «борцов за свободу»… для меня это клиника. Одно из двух. Или то, или другое. Декабристы тогда — это «другое». Для меня они не были героями с детства. Я не понимал, как можно восставать против той власти, при которой вот только что Россия одержала Победу в поистине всенародной Великой войне. И не понимаю, как одни и те же люди могут ненавидеть октябрьскую революцию (удавшуюся) и восхищаться этим (неудачным) мятежом. Мазохистов и «страдальцев» я не пойму никогда.

  • Leon Brousilovky

    Дурацкое было восстание, даже по воспоминаниям участников. Бессмысленное и как обычно в разборках элит пострадали простые люди.

  • Андрей

    Вы не правы. Николай Второй, как раз и пытался сделать тоже самое, что и Николай Первый. И гвардия перешла на сторону народа и погибших было от 1.5 до 3 тыс человек тогда в Петрограде. Но сила была не на его стороне.

    А декабристы были молодцами. Отменить рабство и монархию. Смело.
    Насчет **заразы**.
    Она шла скорее от США. Революция из США перекинулась во Францию.
    Помните декларацию независимости США?
    **Все люди рождаются свободными и равными в правах.**

    Декабристы ещё выступали за отмену воинской повинности.
    Что было осуществлено только при большевиках до 1939 года.

    • Аноним

      а планы по переустройству и разделению России на 13 «держав» и 2 области?

      • Андрей

        Это по образцу США или Швейцарии.
        Тоже было в СССР.
        СССР был союзом независимых республик. Мало того, сама Советская Россия была федерацией независимых государств.
        Более того. современная Россия является по Конституции — союзом независимых государств.
        Лично я, не хотел бы быть представителем народа, который угнетает другие нации: финнов, поляков, прибалтов, кавказцев и др. нации.

        • Аноним

          надо же… СССР угнетал народы, а США, оказывается образец неугнетения…
          извините, но мы с вами в разных мирах живем
          тем более, что вы и Конституцией оперируете не зная её

          • Андрей

            Я не писал, что в СССР угнетали народы. Какие захотели, при Горбачеве, те — вышли. И почти без большого насилия.
            И это нормально. А вот, при царе такого быть не могло по определению.
            Вы не верите, что в Конституции написано, что она — федерация, что переводится, как союз независимых государств?
            Там и словами об этом упоминается, правда вскользь, но упоминается. Цитирую:
            1. Российская Федерация — Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления…..
            ….В случае несоответствия положениям Конституции Российской Федерации положений Федеративного договора — Договора о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти суверенных республик в составе Российской Федерации,

            • Аноним

              В Российской Конституции нет права выхода субъекта федерации из союза, поэтому сам федератизм в России как таковой мало чем отличается от унитаризма, если не брать в расчет местные органы власти, которые все равно существуют не сами по себе, а лишь по общефедеральному бюджету.
              Возвращась к декабристам — их принцип деления предусматривал именно возможность существования ОТДЕЛЬНЫХ федераций. Которые формировались отнюдь не по национально-территориальному принципу. Так что возвеличивать их стремление к борьбе за независимость народов — несколько неуместно.

              • Андрей

                Здесь мне нечем вам возразить, кроме международного права, что является приоритетом.
                Раз Россия — союз независимых государств или суверенных республик или субъектов федерации, то это может означать только одно, что в случаи воли народов этих субъектов, они могут, как входить с этот союз, так и выходить. А то, что этого выхода, кроме входа, нет в Конституции России — здесь вы формально правы.
                В Конституции этого понятия выхода нет потому, что они не были четко определены в РСФСР, ибо оттуда идет правопреемственность современной Конституции.
                Но в международном праве эти понятия имеют определение.
                Впрочем, спорить по этому поводу с вами не буду, так как не совсем полностью в теме.
                Мне трудно понять, когда по понятию слов ты — свободен, но по закону тебе войти можно, но выйти нельзя.
                Этот вопрос специально так и запутан.

  • Instagram
    Instagram

  • Счётчики
    Яндекс.Метрика