День пограничника.

«На сторожевой границе Московского государства». 1907. С.В. Иванов

«На сторожевой границе Московского государства». 1907. С.В. Иванов

16 февраля 1571 года Царь Иван IV Грозный утвердил первый в России воинский устав – «Боярский приговор о станичной и сторожевой службе», разработанный воеводой Михаилом Воротынским.

При Иване IV Грозном с 1569 г. стало обязательным размещение полков по берегу Оки — «береговая рать». Охрана этого рубежа превратилась в общегосударственную обязанность. Воеводам предписывалось «беречь перевозы» полками, состоявшими из детей боярских, пищальников и посошных. Последние, как правило, набирались из крестьян окрестных сел и деревень. Помимо этих войск (5 полков — 10 тыс. человек) русское правительство выдвигало вперед и такого же состава Украинную рать (к Туле, Михайлову, Путивлю, Ряжску, Мценску). К татарским кочевьям отправлялись так называемые сторожи, действия которых определялись первым русским воинским уставом — составленным в 1571 г. воеводой князем Михаилом Воротынским «Боярским приговором о станичной и сторожевой службе».

Бесспорно, сторожевая служба зародилась задолго до Воротынского, но при нем она получила развитие и точную регламентацию.

Князь начал с того, что велел созвать станичных воевод и сторожей (дозорных), «которыя ездят… в станицах на поле к разным урочищам и преж сего езживали лет за десять и за пятнадцать». Вызвали и старых, и увечных ратников, имевших, однако, богатый опыт в несении сторожевой службы, — всего около 2000 человек. В феврале 1571 г. все они прибыли в Москву, при их помощи и вырабатывался «приговор», датированный 16 февраля.

Сторожевая служба, согласно ему, начиналась 1 апреля и оканчивалась 1 декабря. Воеводам городов и головам сторожей предписывалось посылать в дозор людей на лучших лошадях и не в одиночку. Первая статья устава обязывала дозорных находиться в таких местах, из которых они могли бы видеть противника, но сами оставаться незамеченными. Как правило, эти разъезды (станицы) заезжали по прямой до 500 км в глубь «Дикого поля», осматривали «сакмы» — дороги, по которым обычно двигались полчища степняков. Дозорные, которые совершали постоянные объезды определенных участков от 20 до 40 км по периметру порубежья, назывались сторожами. Они вели непрерывное наблюдение: «А стояти сторожем (дозорным) на сторожах, с конь не сседая, переменяясь направо и налево по 2 человека… (объезд начинался из середины района в обе стороны до встречи с другими разъездами у «памяти» — приметы: ручей, ключ, дерево на холме). А останов им не делати, а огня класти не в одном месте; коли каша сварити и тогды огни в одном месте не класть дважды; а в коем месте кто полднивал, и в том месте не ночевать, а где кто ночевал, и в том месте не полднивати. А в лесах им не ставитца, а ставитца в таких местах, где б было усторожливо» (т.е. не углубляться в чащобу лесных массивов, из которых трудно следить за степью).

Обнаружив противника, от станицы или сторожи обязаны были немедля мчаться гонцы к станичным и сторожевым головам (группе дозорных в составе 6-10 человек, расположенных в определенных местах, чаще всего на поросших лесом или кустарником холмах). От них срочно отправлялись гонцы в ближайший город-крепость к воеводе. Затем оставшиеся дозорные рассредоточивались и вели разведку, идя параллельно с войском противника или позади него. Собрав новые сведения, они снова отсылали гонцов с уточнениями, причем в те города, по направлению к которым двигались основные силы неприятеля.

Устав предусматривал строгие наказания за нарушение службы: «Тем сторожам, которые, не дождавшись смены, покинут сторожи, быти казнеными смертию».

Приговор заканчивался расписанием порядка смены станиц и сторож. Первые дозоры (по 4-6 человек в каждом) выезжали 1 апреля, спустя 15 дней — следующие и так далее — всего 8 смен. Через четыре месяца — 1 августа все повторялось. Подобный «круговорот» шел до 1 декабря. Но если еще не выпадал снег — сторожевая служба продолжалась.

Для проверки исполнения и отыскания мест для расстановки дозорных выделялись воеводы и дьяки, хорошо знавшие степи на окраинах Русского государства. Следует отметить, что устав не ограничивал в некоторых случаях действие сторожи, полагался на инициативу дозорных: «ехати… которомы месты пригоже», или поступать «посмотря по делу и по ходу».

Таким образом, задача пограничной службы сводилась к определению численности и направления движения противника. Русские войска не растягивались в кордон, а сосредоточивались в опорных пунктах. Это позволяло брать в кольцо прорвавшихся степняков и ликвидировать набег.

Вся южная граница протяженностью 1200 км делилась на 12 сторожевых районов и 73 сторожевых участка. Подвижные заставы (разъезды) выдвигались непосредственно к владениям Крымского ханства. По плану Воротынского на границе намечалось иметь 25-тысячное войско — на первый взгляд не такое уж сильное. Но большая доля ответственности за охрану границ возлагалась на разведку. От достоверности ее сведений зависел успех действий ратей.

Русская пограничная стража находилась еще в стадии организации и формирования, когда в 1571 г. крымский хан Девлет-Гирей совместно с турецкими янычарами внезапно совершил набег на Москву и сжег ее. Этому способствовало и то обстоятельство, что основные военные силы Руси были задействованы на западе — шла тяжелейшая и затяжная Ливонская война. Однако, когда в июне 1572 г. 120-тысячное полчище (в том числе 7 тыс. янычар) Девлет-Гирея вновь пошло на первопрестольный град, поход закончился полным крахом. Русская разведка правильно определила направление движения крымчаков. Михаил Воротынский встретил врага за Окой, у Серпухова. Орды татар разделились. Одна часть форсировала Оку в обход Серпухова у устья реки Протва в районе селения Дракино. Основные силы во главе с ханом перешли Оку у устья Лопасни — «Сенькина брода». Но дальше реки Пахра они не продвинулись. Наперерез им шли полки из Каширы и Калуги, а по их следам двигался снявшийся Большой полк Воротынского. Девлет-Гирей повернул и пошел обратной дорогой, стремясь выйти из окружения, но у села Молоди, в 60 км южнее Москвы, его войско было полностью разгромлено 50-тысячной русской ратью. 3 августа остатки крымчаков бежали с поля сражения. С ханом в Крым вернулись около 20 тыс. человек. Турецкие янычары погибли все.

После столь жестокого урока крымские татары в течение 20 лет не тревожили русские окраины. И в этом была несомненная заслуга Воротынского. Но, несмотря на свои заслуги, князь в 1573 г. подвергся опале. Грозный царь с подозрением относился к прославленному полководцу. Он обвинил его… в тайных переговорах с Крымом! Воротынского пытали огнем, а затем отправили в ссылку на Белоозеро. В дороге истерзанный палачами воевода умер 12 июня 1573 г. Похоронили его в Кирилло-Белозерском монастыре.

Основы защиты южных границ, заложенные при активном участии Михаила Воротынского, совершенствовались и в дальнейшем. Опорные пункты (города-крепости) засечных черт строились так, чтобы обеспечить круговую оборону. Прекрасное знание местности, учет особенностей рельефа позволяли русским зодчим создавать крепкие сооружения, представлявшие серьезные препятствия для неприятельских конных масс. Эффективная сторожевая служба в сочетании со строительством засечных черт, выдвинувшихся от Оки на 600 км в «Дикое поле», способствовали восстановлению древних городов Воронежа (1596 г.), Курска (1597 г.) и охране развивавшихся очагов пашенного земледелия в некогда запустевших лесостепных районах.

В XVII в. основные силы порубежных русских войск располагались за пределами засечной черты — в городах-крепостях. Непосредственно на засеках немногочисленные гарнизоны несли разведывательную и охранную службу. В случае набегов они оповещали воевод, командовавших крупными соединениями, о количестве и направлении набегов и стремились сковать, задержать конницу крымчаков на черте. Пользуясь этим, крупные силы стягивались к месту прорыва, а если он осуществлялся, то брали отряды татар в кольцо и ликвидировали их. Причем прилагались все усилия, чтобы не выпустить противника обратно. Благодаря такой системе крымские татары во второй половине ХVIIв. прекратили набеги на Русское государство.

Автор текста статьи: Юрий Соколов («Независимое Военное Обозрение»)

  • В этот день
    На эту дату ничего нет.
  • Instagram
    Instagram

  • Счётчики
    Яндекс.Метрика