Оборона Доростола.

23 апреля 971 года началась оборона Доростола — сражения, продолжавшиеся в апреле-июле 971 года между русским войском и армией Византийской империи у крепости Доростол.

В результате боевых действий в 970 году, получив дань и заключив мирный договор с Византией (по мнению Сахарова мирный договор и выплаченная дань были лишь отвлекающим манёвром византийцев; в средневековых источниках упоминается лишь мирный договор 971 года, положивший конец всей войне) Святослав возвратился в Переяславец. Причиной этому послужили большие потери среди войска и малая численность оставшейся боеспособной дружины:

 «Как бы не убили какой-нибудь хитростью и дружину мою, и меня»… так как многие погибли в боях… «Пойду на Русь, приведу еще дружины… Если не заключим мир с царем и узнает царь, что нас мало, то придут и осадят нас в городе. А Русская земля далеко, а печенеги нам враждебны, и кто нам поможет? Заключим же с царем мир: ведь они уже обязались платить нам дань, — того с нас и хватит. Если же перестанут нам платить дань, то снова из Руси, собрав множество воинов, пойдем на Царьград».

Дальнейший ход военных операций русскому летописцу неизвестен. По одной из версий, Святослав посылал на Русь за пополнением для своего войска. По мнению некоторых авторов, к Святославу прибыло из Киева небольшое пополнение, так как сам он не уходил за новой дружиной и продолжал несколько месяцев совершать небольшие набеги на византийцев во Фракии.

В ноябре 970 года в Византии был подавлен мятеж Варды Фоки, и правительственные войска под командованием Варды Склира вернулись в Македонию и Фракию, где расположились на зимних квартирах.

В апреле 971 года император Иоанн Цимисхий лично возглавил поход в Болгарию против не предпринявшего оборонительных мер Святослава. 10 апреля сухопутное войско беспрепятственно преодолело горные проходы и внезапно появилось у Преслава — столицы болгар — союзников Святослава. Одновременно с этим 300 судов византийского флота, вооружённые греческим огнем, направились в устье Дуная, чтобы отрезать русам путь к отступлению и помешать подходу подкреплений с левого берега реки.

Недостаток сил у Святослава и внезапность нападения византийцев привели к тому, что он не успел принять необходимые меры предосторожности. Он не занял балканские перевалы, оставил открытым устье Дуная, разделил своё войско, но даже таким образом не смог выделить достаточно сил для прикрытия Преслава. Так главные силы русов находились в Доростоле, а отряд под командованием Сфенкела был расположен в Преславе (там же находился и болгарский царь Борис II).

На рассвете 13 апреля византийское войско построившись «густыми рядами» начало подходить к Преславу. Русы успели выстроиться в боевой порядок, прикрывшись большими щитами до пят, и сами бросились на греков. Бой был упорным без явного преимущества сторон, пока император не приказал гвардии «бессмертных» атаковать левый фланг русов. Не выдержав напора бронированной конницы, русы отошли в крепость. На следующий день к грекам подошли осадные орудия, и они пошли на приступ Преслава. 14 апреля византийцы ворвались в город и захватили болгарского царя Бориса, а русы отступили в царский дворец с оградой. Греки подожгли его, выкуривая засевших там русов. Те вынуждены были выйти на открытое место, где греки окружили их и в упорной битве практически всех уничтожили. Однако, небольшой части войска под командованием воеводы Сфенкела удалось уйти к Доростолу где находился Святослав с основными силами.

После празднования Пасхи 17 апреля Иоанн Цимисхий двинулся к Доростолу, заняв по пути ряд болгарских городов, «которые отложились от россиян и пристали к римлянам». 23 апреля византийское войско подошло к Доростолу, где находились главные силы Святослава с ладейным флотом.

Лев Диакон утверждает, что при переходе Балкан Цимисхий имел 15 тысяч гоплитов и 13 тысяч всадников, кроме того отборный отряд «бессмертных» и большой обоз с прочим войском, а у Святослава в походе в Болгарию было 60 тысяч человек. По его мнению под Доростолом у русов по-прежнему было 60 тысяч воинов.

По сообщению Скилицы Цимисхий захватил перевалы с отрядом в 5 тыс. пехоты и 4 тыс. всадников, а за ним последовало «остальное множество воинов».

По мнению Шефова Н. при Доростоле византийские войска составляли 40-45 тысяч человек, в том числе 15 тысяч конницы, а войска Святослава — около 20 тысяч человек.

Венгерские и печенежские союзники, по-видимому, к этому времени покинули Святослава и не успевали прийти к нему на помощь. Это подтверждает сообщение Скилицы о том, что Святослав в Доростоле не надеялся «ни на какую помощь», что «собственная их страна находилась очень далеко, а соседние варварские народы, боясь ромеев, не соглашались помочь им» и повесть временных лет: «А Руска земля далеча, а печенези с нами ратьни, а кто ны поможеть?»

23 апреля состоялся первый бой, начавшийся после нападения засады русов на небольшой передовой отряд византийцев. Они уничтожили этот отряд, но и сами погибли.

Русы ожидали основные силы византийцев на ближних подступах к Доростолу, «сомкнув щиты и копья, наподобие стены». Боевой порядок византийского войска состоял из двух линий: в первой линии в центре стояла пехота, а по флангам конные латники, составлявшие два крыла; во второй линии построились непрерывно стреляющие лучники и пращники. В упорном бою русы отразили 12 атак византийцев. Вечером Цимихсий, собрав всю свою конницу, бросил её против истощенных русов, что вынудило их укрыться за стенами Доростола.

24 апреля византийцы возвели укрепленный лагерь под Доростолом, на небольшой возвышенности установили шатры, выкопали вокруг глубокий ров и насыпали земляной вал, на котором воткнули в землю копья и на них повесили щиты.

25 апреля (по другим данным 28 апреля) со стороны Дуная к Доростолу подошёл византийский флот и блокировал город. Святослав приказал вытащить свои ладьи на берег, чтобы их не сжег враг. В тот же день Цимисхий подступил к городу, но руссы не вышли в поле, а только со стен и из башен бросали в противника камни и метали стрелы. Вскоре византийцы возвратились в лагерь. К вечеру дружина Святослава в конном строю выступила из города, но Цимисхий не решился атаковать дружину Святослава, и она возвратилась в Доростол.

26 апреля произошёл второй бой под Доростолом. Войско Святослава вышло в поле и выстроилось в пешем строю в своих кольчужных бронях и шлемах, сомкнув длинные, до самых ног, шиты и выставив копья. Византийцы атаковали русов, после чего завязался упорный бой, в котором погиб воевода Сфенкел. По сообщению византийского историка Кедрина, русы сохранили за собой поле боя и оставались там всю ночь с 26 на 27 апреля. На утро бой возобновился. К полудню Цимисхий направил в тыл русам отряд. Опасаясь оказаться отрезанными от города дружина Святослава отступила за крепостные стены.

В ночь на 29 апреля русы вырыли вокруг Доростола глубокий ров, чтобы осаждающие не могли близко подойти к крепостной стене и установить осадные машины.

В ту же ночь, воспользовавшись темнотой, русы на ладьях провели первую большую вылазку за продовольствием. Возвращаясь обратно с добычей, они заметили на берегу Дуная отряд византийцев, поивших в Дунае коней и собиравших на берегу дрова. Русы атаковали византийцев и разогнали их.

В тот же день византийцы перекопали глубокими рвами все дороги в город и усилили дозоры. В течение последующих трёх месяцев русы не выходили из города, а византийцы с помощью стенобитных и метательных орудий разрушали крепостные стены и убивали его защитников.

В городе начался голод, болгары стали переходить на сторону византийцев. Святослав, понимая, что если все они перейдут на сторону Цимисхия, то дела его кончатся плохо, был вынужден начать репрессии — он казнил в Доростоле около 300 «знаменитых родом и богатством мисян», остальных же заключил в темницу.

Иоанн Цимисхий не был заинтересован в длительной осаде, и так уже в его отсутствие в Константинополе случилась неудачная попытка переворота. Чтобы ускорить дело, он, по словам Скилицы, предложил Святославу решить войну поединком между ними:

 «Тот не принял вызова и добавил издевательские слова, что он, мол, лучше врага понимает свою пользу, а если император не желает более жить, то есть десятки тысяч других путей к смерти; пусть он и изберет, какой захочет».

Видя, что ситуация ухудшается, 19 июля Святослав организовал большую вылазку с целью уничтожения осадных и стенобитных машин противника. Неожиданно, после обеда, когда византийцы не ждали атаки, отряд русов напал на противника и сжег все осадные сооружения, убив начальника осадных машин.

Этот успех воодушевил Святослава. 20 июля русы вышли из города и выстроились для боя. Византийцы выстроились «густой фалангой». Русы успешно отражали атаки византийцев, но во время одной из них русский воевода Икмор был обезглавлен Анемасом, телохранителем императора Иоанна Цимисхия, после чего дружина «закинула щиты за спину» и отступила к городу. Среди тел, оставленных на поле боя убитых воинов византийцы нашли тела женщин, вероятно, болгарских жительниц Доростола.

На собранном 21 июля Святославом военном совете (коменте) мнения разделились — часть предлагала в тёмную ночь на ладьях прорываться из города, другая часть советовала начать мирные переговоры. Тогда Святослав произнёс речь, приводимую Львом Диаконом:

 «Погибнет слава, сопутница российского оружия, без труда побеждавшего соседних народов и, без пролития крови, покорявшего целые страны, если мы теперь постыдно уступим римлянам. И так с храбростью предков наших и с тою мыслью, что русская сила была до сего времени непобедима, сразимся мужественно за жизнь нашу. У нас нет обычая бегством спасаться в отечество, но или жить победителями или, совершившим знаменитые подвиги, умереть со славою».

Выслушав своего князя, дружина решила сражаться.

Утром 22 июля русы вышли из Доростола и Святослав приказал запереть городские стены, чтобы ни у кого не возникло мысли об отступлении. Бой начался с атаки руссами византийских позиций. В упорном бою к полудню византийцы начали отступать под напором русов. Тогда Цимихсий ввёл в бой свежий отряд всадников, атаку которых возглавил он лично. Это позволило передохнуть уставшим византийцам. Они перешли в атаку, но были отбиты русами.

Тогда Цимисхий разделил своё войско на две части. Один отряд, под командованием патрикия Романа и столоначальника Петра, вступив в бой, начал отступать, заманивая дружину русов на открытую равнину в стороне от города. В это время второй отряд под командованием Варды Склира атаковал русов с тыла. Начавшаяся в это время буря понесла тучи песка в глаза русов. Храбро сражаясь, отбивая постоянные атаки византийцев русские смогли прорваться в Доростол и укрыться за его стенами.

На следующий день Святослав предложил Цимисхию начать переговоры. Император охотно принял это предложение. На берегу реки Истр состоялось свидание Святослава с Цимисхием. Святослав обязался не воевать с Византией, а Цимисхий должен был беспрепятственно пропустить ладьи русов и выдать на дорогу по две меры хлеба каждому воину. Лев Диакон сообщает, что получивших хлеб было 22 тысяч человек. После этого рать Святослава ушла в Русь. По пути в Киев князь Святослав был убит печенегами.

С учетом того, что версия данной истории писалась потом христианскими летописцами, которые даже будучи на Руси становились в идеологическом обосновании на сторону Византии, стоит отметить такую версию последнего времени, что выплата фактической дани Святославу Цимисхием после сражения могла свидетельствовать о том, что Святослав по крайней мере, если не победил, то уж точно не проиграл это сражение. А Цимисхий был готов платить, лишь бы добиться того, чего не смог добиться силой. Можно предположить, что византийцы уже имели договоренности с печенегами и, что более вероятно, имели договоренности в Киеве, где на тот момент, уже вышедшая из-под влияния Святослава верхушка знати попала под влияние византийцев-христиан. Учитывая этот факт, Цимисхию, как представителю Византии было уже не столь важно как уничтожить или победить Святослава, а просто убедить его покинуть Доростол. В этом плане даже фактическое поражение византийцев могло служить поводом к заключению мира, который бы больше сподвиг Святослава вернуться в Киев.

  • Alex Dail

    Да, судя по фактологии, льстивым грекам было выгодно побудить войско Святослава покинуть Доростол, потому что как и всегда, предательство своей армии было уже подготовлено киевскими «кремлядями», точнее — «элитой» того времени.

  • miolnulv

    ПОБЕДА под Доростолом

    Возникла интересная мысль… Помните битву под Доростолом? Последняя схватка воинов Святослава с византийцами. В тот день русским удалось сломать римлян, отбив 12 атак — заставить их отступать, попутно отбив контратаку конницы самого базилевса. Лишь буря, обрушившаяся на русское войско, заставило Святослава отступить в Доростол.

    Я вот что подумал. В словах летописцев есть явные несостыковки.

    1) Предыдущая война со Святославом оказалась для Византии неудачной: потеряны огромные территории в Болгарии, балканские войска империи почти полностью уничтожены. Для новой войны, Иоанн Цимисхий вынужден отозвать войска из Азии и Африки. Эти войска сильно уменьшились, лишились обоза и машинерии после новой битвы со Святославом и множества вылазок из Доростола. Битва под Доростолом – последняя ставка Византии. Положив остатки войска, дальше воевать она не смогла бы. Русские также немало потеряли воинов за обе кампании. Святослав же собирался собрать на Руси новых воинов, если верить хроникам. Для него та битва была всего лишь возможностью окончательно разбить врага, достигнув, таким образом, цели, поставленной в начале войны. Согласно летописям, битва под Доростолом – ничья, а то и поражение Руси.

    НО ПОЧЕМУ В ОПИСАНИИ ЭТОГО ПОРАЖЕНИЯ ТАК МНОГО ПРОТИВОРЕЧИЙ?

    2) Доростол стоял в речной долине, где могли развернуться многотысячные войска. Значит, буря могла двигаться там лишь широким фронтом, иначе бы она растеряла всю свою силу. Это самое природное явление не краем задело русские войска, ведь для того, чтобы сделать войско небоеспособным, непогоде требуется накрыть его целиком. К тому же, для того, чтобы лишить возможности сражаться опытных и тренированных воинов, чья экипировка в бою весила не меньше 50 кг, скорость ветра должна достигать по шкале Бофорта от 62 до 88 км/ч. Опять же, учитывая время, которое прошло с момента начала битвы, и все маневры войск, ряды русов и ромеев были изрядно перемешаны. Потому возникает самый интересный вопрос:

    КАКИМ ОБРАЗОМ БУРЯ МОГЛА ОБРУШИТЬСЯ ТОЛЬКО НА РУССКИЕ ВОЙСКА, НИЧУТЬ НЕ ПОВРЕДИВ ВИЗАНТИЙЦАМ?

    Ответа нет. А надо бы. Ведь есть еще много вопросов.

    3) Святослав, согласно хроникам, часто говорил в речах перед войском о русской чести, о неприемлемости отступления, о том, как малодушие может погубить русскую славу. Выходя на ту битву, русские войска заперли за собой ворота Доростола, не собираясь возвращаться без победы, не собираясь отступать. Однако, летописи говорят, что русы отступили с поля боя в город. Случай, сильно не свойственный Святославу. Его воины, веря, что после смерти будут рабами у победившего их, бросались на собственные мечи. Если русские войска бежали с поля боя, в крепости спасением их чести могло стать только массовое самоубийство. Чего не произошло.

    ПОЧЕМУ РУССКИЕ ВОЙСКА ОТСТУПИЛИ ВОПРЕКИ СОБСТВЕННЫМ НАМЕРЕНИЯМ И ПОНЯТИЯМ О ЧЕСТИ?

    4) Русские отступили в Доростол из-за бури. Почему же “победоносные” ромеи не смогли на их плечах ворваться в город и решить все свои проблемы? Тем паче, что само погодное явление и вызванная им сумятица позволили бы это сделать. Однако – Доростол не взят.

    ПОЧЕМУ РОМЕИ НЕ ПРОРВАЛИСЬ В ДОРОСТОЛ ВСЛЕД ЗА ОТСТУПАЮЩИМИ РУССКИМИ?

    5) После боя начались переговоры, по итогу которых, Византия обеспечила русские войска хлебом (по 20 кг на человека), гарантировала свободный их выход к русским границам, отказывалась от притязаний на Болгарию, давала русским торговцам на византийских рынках статус “друзей”. От Святослава же, согласно договору, оказалось достаточно… увести войска и пообещать не нападать на Византию, а воевать только с ее врагами.

    http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000050/st015.shtml

    http://www.bg-znanie.ru/article.php?nid=15428

    Википедия

    ПОЧЕМУ ПОБЕДИТЕЛЬ ИОАНН ЗАКЛЮЧИЛ ДОГОВОР, ВЫГОДНЫЙ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО РУСИ И, ПРАКТИЧЕСКИ, НИ К ЧЕМУ ЭТУ РУСЬ НЕ ОБЯЗЫВАЮЩИЙ?

    А вот теперь единственный ответ, который может быть в такой ситуации верным: РУССКИЕ ВОЙСКА ВЫИГРАЛИ БИТВУ ПОД ДОРОСТОЛОМ.

    Согласно описанному ходу сражения, ромеи исчерпали себя в атаках и отступали, когда налетела буря. Буря могла разразиться уже в тот момент, когда битва закончилась, либо же она не несла особых помех войскам, либо же сделала войска небоеспособными уже тогда, когда результат был более чем очевиден: у Византии не было сил на новую битву. Потому русские и ромеи разошлись по своим позициям – русские с чистой совестью вернулись в Доростол, чьи ворота они заперли, не собираясь отступать, а ромеи, не стараясь преследовать войска победителей – в свой полевой лагерь. Переговоры следующего дня были финалом русско-византийской войны. Уничтоженная Византия соглашалась на все условия “тавроскифских варваров” — снабдить и выпустить войско, отказаться от Болгарии (из-за которой сыр-бор и разгорелся), дать русским купцам льготы, которых те были лишены. А “варвары” милостиво соглашаются уйти и, может быть, когда-нибудь помочь Византии со врагами. Видимо так же, как помогли с болгарами, воевать которых пришли, собственно, по приглашению ромейского базилевса..

    Историки, включая неоязыческих “патриотов” удивительно единодушно рассматривают ситуацию под Доростолом, как поражение Святослава. Разнятся лишь причины: от “варварской дикости русов-язычников” столкнувшихся с “лучшей армией христианского мира” до “каприза русских богов, предавших своего воина” (да-да, вы поняли, в чьи огороды я направил булыжники).

    Однако, почему-то никто (включая тех, кто любит “пересматривать историю” или искать всюду “заговоры и происки”) не задумался о вышеозвученных фактах и не предположил, что имеет дело с обычной византийской пропагандой.

    Как известно, печенежская засада на Днепре, созданная через посредничество монаха Феофила, посланного к степнякам, была делом рук Византии. Это был реванш за ее поражение. Но он не был реваншем за унижение. Именно тогда и начала искажаться история битвы под Доростолом, чтобы получилась православно и политически выдержанная картинка: “орда тавроскифских варваров разбила страны и народы во всех концах земли, грызла ромейские земли промыслом бога, разгневанного предыдущим василевсом, но новый василевс поднял христианские войска просвещенного мира, и язычники были разбиты с помощью св. Федора Стратилата, а их жалкие остатки дорезали другие дикари. И так будет с каждым, кто покусится на Византию и Православие.”

    Разве вас не так учили?

    Кстати, случай со спасительной бурей – не единственный. Она, уже “приходила на помощь Византии” да так же “волею бога” когда армия князей Аскольда и Дира, осадив Константинополь, выбила из ромеев богатый выкуп и ушла спокойно домой. Разразившаяся после ухода русского войска буря помогла тогда Византии “спасти лицо”. Видимо, в случае со Святославом было решено, что сработавший однажды пропагандистский прием поможет еще раз. И, что удивительно – помог: прошло больше тысячи лет, а несостыковки в летописях не видели даже кичащиеся высшим образованием историки.

    Скрытимир Волк

  • В этот день
    На эту дату ничего нет.
  • Instagram
    Instagram

  • Счётчики
    Яндекс.Метрика