Род и Рожаницы.

25794_320Вторым этапом славянских верований является культ Рода и рожаниц. Вера народа в эти божества, похоже, была повсеместна, устойчива и неистребима. Упоминания об этих божествах встречаются во многих древнеславянских рукописях. До наших дней дошла даже календарная дата празднеств и пиров в честь рожаниц — 8 сентября/21 сентября, день Рождества Богородицы. Чтобы народ признал церковные праздники, Церковь примирилась с «бесовской» трапезой в честь Рода и рожаниц. К сожалению, в дошедшую до нас письменных памятниках не раскрывается сущность тогдашних представлений о Роде: вопрос о почитании Рода и рожаниц — самый темный и запутанный.
Первое упоминание о Роде и рожаницах — это «Слово святого Григория, изобретено в толцеях о том, како первое погани суще языци кланялися идолом и требы им клали; то и ныне творят» (для краткости его называют «Слово об идолах»). Предполагается, что «Слово об идолах» было написано в начале XII в. на корабле, плывшем по Эгейскому морю в Константинополь через Афон. Русский автор пользовался греческим текстом 39-го слова Григория Богослова «На святые светы явлений господних», которое он сокращенно перевел и дополнил своими наблюдениями о русском язычестве. Это произведение очень ценно для истории русского язычества. Особенно интересна периодизация славянских верований, приведенная автором «Слова об идолах». Если перечислить этапы славянского язычества, упоминаемые там, в хронологическом порядке, то мы получим следующий список:


25214_6001. Славяне первоначально «клали требы* упырям и берегиням».
2. Под влиянием средиземноморских культов славяне начали трапезу* ставити Роду и рожаницам».
3. Появляется культ Перуна (возглавившего список других богов).
ляемому Перуном, так и более древним — Роду и рожаницам.
Этот перечень интересен, прежде всего, своей самостоятельностью и тем, что он не приноровлен ни к библейским, ни к византийским сказаниям. Автор «Слова об идолах» приводит систему воззрений наших предков на мир, построенную из трех элементов: силы зла, силы добра и людей, приносящих жертвы тем и другим.
Эпоха Рода поставлена в этом списке между далекой первобытностью и эпохой Перуна (дружинным язычеством зарождающегося феодального государства). Она продолжалась довольно длительный промежуток времени перехода от охоты и рыболовства к земледелию и скотоводству. Важно, что автор «Слова об идолах» считал культ Рода одной из мировых религий, которая некогда господствовала в Египете, Вавилоне, Греции, Риме и славянском мире. Он сопоставляет Рода с египетским богом Осирисом**. В одном из списков «Слова об идолах» (Паисиевском) есть дополнение, где Род и рожаница уподоблены эллинским Артемиду и Артемиде. Однако в античной мифологии не существует бога Артемида: единственное мужское божество, близкое Артемиде**, — это ее брат Аполлон**. Итак, в поисках аналогий Роду автор обращается не к мелким божествам, а к божествам наивысшего ранга.
Иногда Рода считают божеством, воплощающим единство рода, единство потомков одного предка, ограничивая его рамками одной семьи. Порою он рассматривается старшим над рожаницами, но, опять-таки, в пределах только одной семьи или одного княжеского дома. Тем самым принижается роль центрального персонажа славянской мифологии.
По представлениям древних славян, с верой в Рода и рожаниц соединялась идея судьбы, предопределения. Случайности, подстерегающие человека, не могли не поражать его фантазию — тем более, что в первобытном своем состоянии он всецело отдавался матери-природе, и все, что ни случалось с ним, объяснял влиянием добрых или враждебных сил, действующих на него извне. По мнению древних, жизнь, со всеми ее радостями и бедами, уже наперед определялась при самом рождении младенца. На такую связь рода и рожаниц с судьбою указывает народная поговорка: Так ему на роду написано!
Несомненно, что славянское понятие, обозначенное словом Род, включало в себя идею плодородия, урожая (на это указывают слова с корнем «род» — «рож»). Для славян, занимающихся земледелием, было совершенно естественно сочетать в одном понятии судьбу и урожай, ибо их судьба напрямую зависела от урожая. Поэтому Рода надо расценивать как очень значительное божество плодородия, повелевающее землей.
В одной русской рукописи XVI в. говорится: «то ти не Род седя на воздухе мечет на землю груды и в том раждают-ся дети». Таким образом, Род выступает не в качестве олицетворения рода, а как сам Создатель. Язычники именно Рода считали создателем новой жизни на Земле. Для того чтобы родились дети, языческий бог должен сбрасывать с неба какие-то «груды», способствующие рождению.
Наиболее вероятно, что это слово означало просто дождевые капли («грудие» — капли, «грудие росное» — капли росы, «градные груды» — дробинки града). Рукопись же эта опровергает мнение язычников, что возникновение жизни на земле производится Родом, орошающим Землю небесными каплями, вследствие чего рождаются дети. Здесь Род выглядит Зевсом**, сошедшим к Данае** золотым дождем. Далее Род представляется не только продолжателем жизни, но и творцом мира: «Всем бо есть творец бог, а не Род».
Ценным свидетельством о значимости Рода и рожаниц является «Слово Исайи пророка, истолковано святым Иоанном Златоустом о поставляющих вторую трапезу Роду и рожаницам». Это поучение посвящено исключительно культу Рода и рожаниц. Считается, что «Слово Исайи пророка» создано не позже середины XII в., близко по времени к Слову об идолах». «Слово Исайи пророка» представляет собой сокращенный пересказ 65-й главы Книги пророка сайи, входящей в Библию. Смысл создания этого произведения заключался только в том, чтобы обрушить всю тяжесть библейских проклятий на Рода и его двух рожаниц, ^втор приравнивает Рода к могущественному Ваалу**, «ше
ствующему по небесам», Род рассматривается как соперник библейско-христианского Бога-Отца — создателя всего сущего на Земле. Примечательно упоминание неизвестного автора о том, что, по мнению язычников, Род «сидит на воздухе», т. е. находится где-то на небе, в божественной сфере. Этим еще раз Род уравнивается с Ваалом, «ездящим на облаке».
Интересно рассмотреть древнерусские слова, содержащие корень «род». Ранее уже упоминалась первая группа слов, связанных с понятием родства и рождения: род, народ, родичи, родня, родина, рождать, природа, урожай. Кроме названной группы слов, существуют слова с этим корнем — это обозначение воды, водного источника — «родища», родника, а также и цветов, растущих около воды, — лилий («родий»).
И последняя группа слов, объединенная смысловым понятием: огненное, красное пламенеющее, молниеподобное: родиа — молния; рдеть, рдяный— красный, краснеть, родь-ство — геена огненная («родьство огньное» — так переводили понятие пекла славянские переводчики в разных городах и в разные века), родиа — плод граната. Слова-омонимы, обозначающие молнию и плод граната, позволяют уяснить, о какой именно молнии идет речь, — красному круглому гранату подобна лишь шаровая молния. Связь Рода с молнией и громом объясняет нам афоризм Даниила Заточника: «Дети бегают рода, а господь пьяного человека».
Таким образом, Род предстает перед нами всеобъемлющим божеством Вселенной со всеми ее мирами: верхним, небесным, откуда идет дождь и летят молнии; средним миром — природы и рождения; и нижним — с его «огненным родством». Теперь становится понятным противопоставление Рода христианскому богу, вседержителю Вселенной Саваофу. В ранних переводах библейской книги Бытия, в которой повествуется о сотворении мира, именуется «Родьство», а бог-творец — «рододелатель».
А что же неизменные спутницы Рода — рожаницы? Как могло получиться, что Род, равный христианскому божеству — Творцу Вселенной, в источниках всегда упоминает
ся с рожаницами — божествами, меньшими по масштабу? Ответ можно получить, если вспомнить античных мойр**, с которыми часто сопоставляют рожаниц: ведь мойры — богини судьбы человека, были дочерьми Зевса и Фемиды. Зевс повелевал миром, а мойры выражали волю богов, прядя нить жизни или обрывая ее в назначенный срок. Мойры также относятся к Зевсу, как, например, христианские ангелы-хранители—к Саваофу. Благодаря этим сопоставлениям становится более понятной связь Рода и рожаниц.
rbyds131Культ рожаниц как женских божеств, покровительствующих рождению, должен был быть многозначным, в нем объединялись и черты культа общей плодовитости (людей, промысловых зверей, домашнего скота), и представления земледельцев о богинях урожая. Может быть, корни культа рожаниц надо искать в древних верованиях праславян в оберегающие силы — берегини. С культом рожаниц могли быть связаны мифы охотничьих народов о двух небесных хозяйках, полуженщинах-полулосихах, Рождающих всех земных лосей и оленей на потребу людям и волкам.
ство. Две богини, мать и дочь, присутствуют и в греческой мифологии: Деметра** и Персефона** — южная пара, Лето** и Артемида — .Ссеверная пара, к которой близка славянская пара «рожаниц» — Лада и Леля, в свою очередь, сближающаяся с литовской Великой Ладой (Дидис Лада).
Культ рожаниц отличался от остальных языческих обрядов прежде всего своей явностью, открытостью, торжественными пирами в честь богинь, частично замаскированными празднествами Рождества Богородицы. Принявшие христианство русские люди ХІ-ХІІ вв. все еще, по свидетельству автора «Слова об идолах», устраивали трапезы Роду и рожаницам с соблазняющей всенародностью; в противоположность этому «кладение треб» другим языческим богам производилось тайно.
Во всех христианских поучениях против язычества все славянские божества упоминаются обычно общим перечнем, но Род и рожаницы всегда выделяются особо. К трапезам в честь этих божеств авторы поучений возвращаются повторно. Эти языческие пиры занимали видное место. Ро-жаничные трапезы особенно тревожили церковников как самое заметное и неистребимое проявление язычества.
Календарное место праздника рожаниц в годовом цикле объясняет его значение и торжественность рожаничных пиршеств. День Рождества Богородицы для всех восточнославянских областей — это праздник урожая, праздник завершения главнейшего цикла земледельческих работ. Страда закончена, хлеб — в закромах, урожай окончательно известен. Именно этот урожайный характер праздника и определял состав яств на рожаничных трапезах: хлеб, каши из разных круп, сыр, творог и хмельной мед.
Вплоть до наших дней православная Церковь на праздник Рождества Богородицы производит «благословениехлебов». Таким образом, языческая сущность праздника вошла в конце концов в церковную практику.
Ритуальные пиры в честь Рода и рожаниц, по-видимому, происходили так: после уборки урожая устраивалось «собрание», на котором пелись песни, порицаемые церковниками, поедались кушания из продуктов земледелия и ходили по кругу чаши с медом. Древний праздник Рода и рожаниц стал «второй трапезой», организуемой после церковного дня — вероятно, на следующий день, 9 сентября.
Итак, главный праздник Рода и рожаниц был общественным осенним праздником урожая. Вторично Рода и рожаниц чествовали на Рождество Христово (после 25 декабря). Оба эти приурочения к христианским праздникам объясняются не только вполне понятными и очень древними представлениями о необходимости благодарить богов за урожай и о зимнем солнцестоянии как переломном моменте зимы, но и тем, что и в том и в другом случаях в христианской мифологии действуют роЖаницы — рожающие бо» гини. В первом случае — это Анна, родившая Марию, а во втором — Мария, родившая Иисуса. Христианские персонажи легко слились с древними языческими рожаницами, что и позволяло широко праздновать древнее благодарственное моление под прикрытием церковных обрядов

  • Instagram
    Instagram

  • Счётчики
    Яндекс.Метрика