День РЭБ — радиоэлектронной борьбы.

Наш, российский флот имеет мировой приоритет в такой специфической области радиоэлектроники, как радиоэлектронная борьба (РЭБ). Первые же шаги внедрения радио показали как несомненные его преимущества, так и главный недостаток — подверженность преднамеренному внешнему воздействию. Поэтому идеи противоборства в управлении начали формироваться практически параллельно с развитием радио и сформировались в Российском флоте уже к началу русско-японской войны.

В классическом понимании сути радиоэлектронной борьбы как двустороннего процесса подавления радиоэлектронных средств с одной стороны и защиты от помех с другой стороны заключена диалектика развития всей радиоэлектроники. Стремление добиться положительного результата в этом противоборстве двигала и всегда будет, с одной стороны, двигать технический процесс, с другой — совершенствовать способы боевого применения.

15 апреля 1904 года два японских броненосных крейсера, «Ниссин» и «Касуга», вышли осуществлять «третью перекидную стрельбу» по фортам и внутреннему рейду крепости Порт-Артур. «Перекидной» называли стрельбу с крутыми траекториями снарядов по целям, находящимся где-то за гористой местностью, при отсутствии прямой видимости.

японские броненосные крейсера «Ниссин» (на переднем плане) и «Касуга»

Временно исполняющий должность командующего флотом Тихого океана контр-адмирал П. П. Ухтомский сообщал: «В 9 ч 11 мин утра неприятельские броненосные крейсеры «Ниссин» и «Касуга», маневрируя на зюйд-зюйд-вест от маяка Ляотешань, начали перекидную стрельбу по фортам и внутреннему рейду. С самого начала стрельбы два неприятельских крейсера, выбрав позиции против прохода Ляотешаньского мыса, вне выстрелов крепости, начали телеграфировать, почему немедленно же броненосец «Победа» и станция Золотой горы начали перебивать большой искрой неприятельские телеграммы, полагая, что эти крейсеры сообщают стреляющим броненосцам об их попадании снарядов. Неприятелем выпущено более 60 снарядов большого калибра. Попаданий в суда не было».

миноносец «Сибирский стрелок»

Эффективность организованной помехи подтверждалась и самими японцами: «Так как сношение по беспроволочному телеграфу с нашими наблюдающими судами прерывалось неприятелем находившейся на зюйд-остовом от входа берегу наблюдательной станцией, то трудно было корректировать стрельбу и снаряды попадали недостаточно метко». Прошел всего год, а уже стали появляться первые награжденные за успехи в этой отрасли ратного дела: радиотелеграфист миноносца «Сибирский стрелок» кондуктор Синица был награжден Георгиевским крестом за то, что при помощи радиошума «забил донесение миноносца противника об обнаружении сил русского флота». Задачи радиоэлектронной борьбы в тот период решались довольно просто потому, что радиостанции, используемые в русском и в японском флоте, были примерно однотипными – как по принципу действия, так и по построению: с искровыми передатчиками, иногда даже одних фирм-изготовителей. Вот и открывалась возможность «забивать» сообщения «большой искрой» – более мощным сигналом своего передатчика.

В 1911 г. профессором радиотехники Военно-морской академии Петровским впервые были теоретически обоснованы способы создания радиопомех и защиты от них радиосвязи. Они прошли практическую проверку на Черноморском флоте. Одновременно разрабатывались меры, позволяющие «…уходить во время сеансов радиосвязи от помех противника«. Начали проводиться тренировки по созданию радиопомех и обучению радистов работе в условиях помех на кораблях Балтийского флота.

В докладе на заседании ВЦИК 23 ноября 1917 г. В. И. Ленин говорил: «Мы имеем сведения, что наши радиограммы доходят в Европу. Так, наша радиотелеграмма о победе над Керенским была перехвачена австрийским радиотелеграфом и передана. Германцы же посылали встречные волны, чтобы задержать ее». – Так понимал суть радиоэлектронной борьбы классик марксизма-ленинизма. Такая ситуация сохранялась до времен гражданской войны. Когда мятежным Кронштадтским фортам «Красная горка» и «Серая лошадь» стало необходимо установить связь с зарубежьем, их передачи «забивались» излучением передатчиков корабельных радиостанций с судов Балтийского флота, верных большевикам.

В период между мировыми войнами наряду со значительным развитием радиосвязи появляются радиопеленгация, радиотелеуправление, радиолокация. В результате коренным образом изменились способы боевого применения сил и средств армий, ВВС и ВМС, резко повысилась эффективность боевых действий. Это, естественно, вызвало ответную реакцию, привело к более широкому развитию способов и техники противодействия радиоэлектронным средствам противника.

член-корреспондент АН СССР Бонч-Бруевич

Так, идею о возможности создания помех радиолокаторам впервые высказал в 1937 г. член-корреспондент АН СССР Бонч-Бруевич при обсуждении работ над радиодальномерами и радиообнаружителями (так до 1943 г. в СССР назывались РЛС). Одна из первых заявок на изобретение в области противодействия РЛС была подана в мае 1939 г. инженером Кабановым (она называлась «Метод и устройство осуществления помех типа «Лжеобъект» работе радиодальномеров»).

В предвоенные годы в Советском Союзе изготавливаются опытные образцы станций радиопомех «Шторм» в ультракоротковолновом, «Шторм-2» в средневолновом и «Гром» — в коротковолновом диапазонах для подавления линий радиосвязи. Активное участие в их разработке принимали академик Шулейкин, профессор Кляцкин и другие. В процессе испытаний эти станции показали высокую эффективность, однако до начала Великой Отечественной войны в серийное производство не были запущены.

академик Шулейкин

Опытный образец станции помех «Гром» применялся с 6 по 12 сентября 1941 г. при нанесении нашими войсками контрудара под Ельней. Кроме того, в первый год войны широко и активно осуществлялось противодействие радиосвязи противника путем создания помех с помощью штатных радиостанций. А в 1942 г. в период Сталинградской битвы успешно действует специальная группа подавления из штатных радиостанций Управления связи РККА. Их наведение на частоты противника и определение эффективности нарушения радиосвязи осуществлялось частями радиоразведки Разведывательного управления.

В ходе окружения 6-й полевой армии Паулюса с целью ее радиоблокады в составе Донского фронта формируется специальная группа радиоразведки и радиоподавления. Она имела несколько мощных радиостанций, которые наводились на радиосети врага с помощью средств 394-го отдельного радиодивизиона разведки. Для дезинформации штаба 6-й армии была выделена специальная радиостанция с позывными войск Манштейна, пытавшихся деблокировать окруженную группировку.

После детального анализа и обобщения результатов первого опыта создания радиопомех, убедившись в его высокой эффективности, в начале декабря 1942 г. нарком внутренних дел СССР Берия направил в Государственный комитет обороны докладную записку следующего содержания:

Из опыта войны известно, что основная масса немецких радиостанций, используемых для управления частями на поле боя, работает на волнах ультракоротковолнового и длинноволнового диапазонов.

Красная Армия в длинноволновом и ультракоротковолновом диапазонах занимает сравнительно малое количество волн и совершенно не занимается забивкой радиостанций противника, действующих на поле боя, несмотря на наличие к этому благоприятных условий.

В частности, нам известно, что радиостанции частей германской армии, окруженных в районе Сталинграда, держат связь со своим руководством, находящимся вне окружения, на волнах от 438 до 732 метров.

НКВД СССР считает целесообразным организовать в Красной Армии специальную службу по забивке немецких радиостанций, действующих на поле боя.

Для осуществления указанных мероприятий необходимо в составе Управления Войсковой Разведки Генерального Штаба Красной Армии сформировать три специальных радиодивизиона со средствами мешающего действия, рассчитанными для забивки основных радиостанций важнейших группировок противника…

Л.П. Берия

16 декабря 1942 г. было издано постановление ГКО # ГОКО-2633СС «Об организации в Красной Армии специальной службы по забивке немецких радиостанций, действующих на поле боя», а 17 декабря 1942 г. начальник Генштаба, заместитель наркома обороны СССР Василевский подписал директиву # 4869948 «О формировании специальной группы и специальных дивизионов радиопомех». В соответствии с этим документом создаются два отдельных радиодивизиона (ордн) специального назначения — 131-й (командир майор Петров) и 132-й (командир майор Бушуев), которые вошли в состав Сталинградского и Донского фронтов. Позднее, в 1943 и 1944 гг., были сформированы 130-й (командир капитан Лукачер) и 226-й (командир майор Константинов) отдельные радиодивизионы спецназначения на Западном и Ленинградском фронтах соответственно. Для координации боевого применения этих частей в Генеральном штабе была создана служба радиомешания, которую возглавил подполковник-инженер Рогаткин.

Каждый радиодивизион имел от 8 до 10 автомобильных радиостанций типа РАФ-КВ, предназначенных для постановки радиопомех, 18-20 разведприемников типа «Вираж» и «Чайка», четыре радиопеленгатора типа 55 ПК-3А и «Штопор».

радиостанция РАФ-КВ

радиостанция РАФ-КВ

Станции радиопомех располагались обычно в 20-30 км от переднего края и в 3-5 км от радиоприемного центра дивизиона. За основными радиосетями противника велось круглосуточное наблюдение, во время которого выявлялись основные и запасные частоты вражеских радиостанций, их расположение, войсковая принадлежность и режимы работы. В 131-м ордн спецназначения, кроме того, имелась мощная станция радиопомех «Пчела», которая размещалась на железнодорожной платформе и предназначалась для противодействия самолетным радиокомпасам противника.

Отдельные радиодивизионы спецназначения принимали участие во всех фронтовых и армейских операциях 1943-1945 гг., создавая помехи, проводя радиоразведку, а также радиодезинформацию, радиодемонстрацию на ложных участках сосредоточения войск и прорыва обороны противника. Например, в ходе Белорусской операции летом 1944 г. 131-й ордн при подавлении радиосвязи группировок противника в районе Витебска и юго-восточнее Минска сорвал передачу 522 срочных и 1665 простых радиопередач. Особое внимание уделялось нарушению управления огнем артиллерии и действий авиации. Одновременно с постановкой помех наносились удары по командным пунктам и радиолокационным постам вражеских войск.

Весьма успешно радиопомехами нарушалось управление немецкими соединениями и объединениями в январе-апреле 1945 г. во время Восточно-Прусской операции, в которой активное участие принимали 131-й и 226-й радиодивизионы спецназначения. Им удалось помешать врагу поддерживать устойчивую радиосвязь, хотя он располагал 175 радиостанциями в 30 радиосетях и на 300 радиочастотах. Всего в Кенигсбергской группировке противника был сорван прием около 1200, а в Земландской — 1000 радиограмм.

генерал-полковник Ляша

При штурме советскими войсками крепости Кенигсберг главная радиостанция окруженного гарнизона пыталась в течение суток последовательно вести передачи на 43 частотах, но все они забивались. После этого 9 апреля уже открытым текстом был передан приказ командующего группой войск, защищавшей Кенигсберг, генерал-полковника Ляша о капитуляции. В плену на допросе Ляш показал: «В результате ужасающей артиллерийской подготовки проводная связь в крепости была выведена из строя. Я надеялся на радиосвязь с Курляндией, с Земландской группировкой войск и с Центральной Германией. Но эффективные действия забивочных радиосредств русских не давали возможности использовать радиосредства для передачи радиограмм, и мои действия не могли координироваться ставкой верховного главнокомандования. Это послужило одной из причин моей капитуляции».

Об эффективности действий радиодивизионов спецназначения также свидетельствуют показания плененного советскими войсками начальника связи гарнизона Бреслау подполковника Виттенберга: «…русские беспрерывно срывали нам радиосвязь. Из-за радиопомех мы вынуждены были переходить на разные волны, но нас обнаруживали и подвергали забивке. Радиопомехи задерживали передачу радиограмм на три и более часа, поэтому часть из них пришлось аннулировать».

В Берлинской операции радиоэлектронная борьба достигла совершенства. Она включала радиоразведку, радиоподавление, дезинформацию, поражение радиосредств пунктов управления противника. РЭБ вели находившиеся в составе 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов (соответственно) 130-й и 132-й ордн. Вдобавок самолеты бомбардировочной авиации создавали помехи РЛС ПВО Германии. Так, 132-й радиодивизион с 25 апреля по 2 мая 1945 г. нарушал радиосвязь штаба окруженной Берлинской группировки врага, а также штабов 9-й армии и 5-го армейского корпуса, оказавшихся в кольце южнее Берлина. Из-за радиопомех германские радисты были вынуждены десятки раз повторять тексты передаваемых радиограмм. В дни ожесточенных боев 132-й ордн сорвал передачу по радио 170 срочных боевых приказов и распоряжений, которые не получили соединения и части противника.

Необходимо также упомянуть о специальных приборах СОЛ-3 и СОЛ-3А, которые поступали в войска с 1942 г. С их помощью определялось попадание нашего самолета в зону облучения РЛС противника. Примерно с середины 1943 г. советская авиация препятствовала работе РЛС рассеиваемыми с самолетов-постановщиков помех бумажными металлизированными лентами.

  • на иллюстрации не «Победа», а один из броненосцев типа «Князь Суворов».

    «Победа» — вот

    • благодарю
      вот ведь, а как минимум в шести источниках именно он указан
      исправлю

  • в комментариях html-код не отображается? то ли ссылка моя на картинку потерялась, то ли нет, понять не могу

  • В этот день
    На эту дату ничего нет.
  • Instagram
    Instagram

  • Счётчики
    Яндекс.Метрика