князь Трубецкой — основоположник евразийства.

Николай Сергеевич Трубецкой* — князь, русский лингвист; славист, философ, публицист, основоположник евразийства, критик украинского национализма.

фамильный герб Трубецких

* Трубецкие — род литовских и русских князей-Гедиминовичей.

Сын князя С. Н. Трубецкого (ректор Московского университета) и племянник князя Е.Н.Трубецкого, известных русских философов, брат писателя и мемуариста князя В.С.Трубецкого (Владимира Ветова). Родился 16 апреля 1890 года в Москве. С 13 лет проявлял интерес к этнографии и фольклору финно-угорских народов, в частности языческому мировоззрению данных народностей; 14-летний Трубецкой посещает заседания Московского Этнографического общества, а в 15 лет публикует первые научные статьи о финно-угорском язычестве. Изучение фольклора сопровождалось и знакомством с соответствующими языками.

В 1907 юный учёный начинает сравнительно-исторические и типологические исследования грамматического строя северокавказских и чукотско-камчатских языков; огромные материалы, собранные в ходе этой работы, продолжавшейся вплоть до революции, в годы Гражданской войны погибли («пошли дымом») и были впоследствии восстановлены Трубецким в эмиграции по памяти. Специалист по чукотско-камчатским языкам В.Г.Тан-Богораз, знавший Трубецкого только по переписке и явившийся к нему в Москву из Петербурга, был потрясён, встретив юношу, готовящегося к гимназическим экзаменам.

В 1908 году поступил на историко-филологический факультет Московского Университета, посещая занятия по циклу философско-лсихологического отделения и затем по отделению западноевропейских литератур.

В 1912 году закончил первый выпуск отделения сравнительного языковедения и был оставлен на университетской кафедре, после чего командировался в Лейпциг, где изучал доктрины младограмматической школы.

Князь Николай Сергеевич Трубецкой. Фото Е.П.Павлова, кон. 1900—нач.1910-х гг.

Вернувшись в Москву, опубликовал ряд статей по северокавказской фольклористике, проблемам финно-угорских языков и славяноведению. Был активным участником Московского лингвистического кружка, где наряду с вопросами языкознания вместе с учеными и литераторами серьезно изучал и разрабатывал мифологию, народоведение, этнографию, историю культуры, близко подходя к будущей евразийской теме. После событий 1917 года успешная университетская работа Н.Трубецкого прервалась и он уехал в Кисловодск, а затем некоторое время преподавал в Ростовском университете. Постепенно пришел к выводу, что праславяне в духовном плане были более тесно связаны с Востоком, нежели с Западом, где, по его мнению, контакты осуществлялись прежде всего в области материальной культуры.

В 1920 году Н.Трубецкой покидает Россию и переезжает в Болгарию, и начинает научно-преподавательскую деятельность в Софийском университете в качестве профессора. В этом же году он выпускает свой известный труд «Европа и человечество», вплотную подводящий его к выработке евразийской идеологии. В дальнейшем деятельность Н.Трубецкого развивалась по двум направлениям: 1) сугубо научная, посвященная филологическим и лингвистическим проблемам (работа Пражского кружка, сделавшегося центром мировой фонологии, затем годы исследований в Вене), 2) культурно-идеологическая, связанная с участием в евразийском движении. Н.Трубецкой сближается с П.Н.Савицким, П.П.Сувчинским, Г.В.Флоровским, публикуется в «Евразийских временниках» и «хрониках», периодически выступает с докладами в различных городах Европы. В разработке евразийских идей к основным заслугам Н.Трубецкого можно отнести его концепцию «верхов» и «низов» русской культуры, доктрину «истинного национализма» и «русского самопознания».

В силу своих психологических особенностей Н.Трубецкой предпочитал политике спокойную, академическую работу. Хотя ему приходилось писать статьи в жанре политической публицистики, он избегал прямого участия в организационно-пропагандистской деятельности и сожалел, когда евразийство сделало уклон в политику. Потому в истории с газетой «Евразия» он занял однозначно-непримиримую позицию по отношению к левому крылу движения и вышел из евразийской организации, возобновив публикации в обновленных изданиях лишь через несколько лет.

Последние годы своей жизни Н.Трубецкой жил в Вене, где работал профессором славистики в Венском университете. После аншлюса Австрии подвергся притеснениям со стороны гестапо. Значительная часть его рукописей была изъята и впоследствии уничтожена. По свидетельству Л.Н.Гумилева, получившего эту информацию от П.Н.Савицкого, Н.Трубецкого не арестовали только потому, что он был «князь, аристократ, но в квартире его производились неоднократные, причем весьма грубые, обыски, повлекшие за собой инфаркт миокарда и раннюю смерть». 25 июля 1938 года в возрасте 48 лет Н.Трубецкой скончался.

Р.О.Якобсон, Н.С.Трубецкой, Д.И.Чижевский. Прага, 1930

Он был одним из идеологов и основателей Пражской лингвистической школы, его труд «Основы фонологии» считается классическим, он ввел понятие «языковой союз» в сравнительно-историческое языкознание, разработал основы русской морфонологии, «дисциплины, в полной мере созданной самим автором», занимался вопросами славянской поэтики и историей славянских языков — праславянским языком. Все это свидетельствует о широкой сфере интересов знаменитого русского ученого. Был он также лидером евразийского движения.

Началом евразийства считают книгу Н.С. Трубецкого «Европа и человечество», вышедшую в Софии в 1920 г. Центр этого движения был сначала в Берлине, затем переместился в Париж (См. Половинкин С.М. Евразийство и русская эмиграция // Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. М.: Прогресс, 1995.  с. 738). Это «культурно-историософическое» движение было создано в среде русской интеллигенции, эмигрировавшей в Европу после 1917 года, «видными представителями его были географ П.Н. Савицкий, историк Г.В. Вернадский, лингвист, этнограф и философ князь Н.С. Трубецкой» (См. Гумилев   Л.Н. Историко-философские труды князя Н.С. Трубецкого (заметки последнего евразийца) // Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. М.: Прогресс, 1995. с. 31).

Одним из положений теории евразийства была «концепция многолинейности всемирного исторического процесса», что делало «своеобразие и самобытность культуры» ее неотъемлемой характеристикой, ее свойством и отрицало исключительность и абсолютность европейской культуры (см. Толстой Н.И. Н.С. Трубецкой и евразийство // Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. М.: Прогресс, 1995.  с. 7). Корни евразийства уходят, по мнению участников этого движения, еще к первой трети XVI в., к «Посланиям старца Филофея», затем находят продолжение в трудах славянофилов, особое же значение имели работы Н.Я. Данилевского и К.Н. Леонтьева (См.Половинкин С.М. Евразийство и русская эмиграция // Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. М.: Прогресс, 1995.  с. 731-734).

Дети Николай и Владимир Трубецкие. 1900. Бронза Николай справа, Владимир слева

Само понятие «Евразия» участники движения трактовали с нескольких позиций. Во-первых, как чисто географическое. Они полагали вполне естественным разделять Запад и Восток на Европу (Западная Европа), Азию (юг и восток Азии: Индия, Китай, Восточная Сибирь) и Евразию (континентальная равнинная часть Европы и Азии). Во-вторых, с этнической точки зрения, в Евразии сформировался особый «туранский психологический тип», «русские – не европейцы и не азиаты, а евразийцы». В-третьих, чисто экономически евразийская Россия – континентальная страна, и связи нужно развивать не такие же, как в мировом океаническом хозяйстве, но внутриконтинентальные (См. Половинкин С.М. Евразийство и русская эмиграция // Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. М.: Прогресс, 1995.  с. 742-744). Многие мыслители, писатели и поэты увидели в революции проявление восточной дикости, «азиатчины», именно поэтому и поставили евразийцы перед собой задачу разобраться, насколько Россия европейская страна, насколько произошедшее было предопределено всей предшествующей историей России (См. Половинкин С.М. Евразийство и русская эмиграция // Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. М.: Прогресс, 1995.  с. 734-738).

Работа Н.С. Трубецкого «Европа и человечество» была задумана как часть трилогии «Оправдание национализма», и первоначально должна была носить имя «Об эгоцентризме» (см. Живов В.М. Комментарии // Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. М.: Прогресс, 1995.  с. 766). Кроме этого были написаны статьи «К проблеме русского самопознания», «Наследие Чингисхана. Взгляд на русскую историю не с Запада, а с Востока», «Вавилонская башня и смешение языков», «Мы и другие», «О государственном строе и форме правления» и другие.

Труды Н.С. Трубецкого, как и других деятелей движения, были посвящены «русскому национальному вопросу», они имели большое значения для движения, так как ученый-филолог на материале, предоставляемом языком и литературой, мог определять «структурные и функциональные особенности культуры», ее развития (См. Толстой Н.И. Н.С. Трубецкой и евразийство // Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. М.: Прогресс, 1995.  с. 17). Н.С. Трубецкой, обращаясь к истории русского литературного языка в контексте обращения ко всей русской истории и культуре, делает вывод, что только этот язык посредством церковнославянского языка стал преемником «общеславянской литературно-языковой традиции» (Толстой Н.И. Н.С. Трубецкой и евразийство // Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. М.: Прогресс, 1995.  с. 17-18). Подобное открытие подтверждает мнение о евразийстве как о «синтезе научной и политической мысли» (см.Живов В.М. Комментарии // Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. М.: Прогресс, 1995.  с. 763), осуществляемом в разных областях знаний и разных сферах интересов.

Основным положением культурологических работ Н.С. Трубецкого стал вопрос о самобытности «симфонической личности», под которой понимается народ, группы народов, а также об образовании из мелких «симфонических личностей» определенной иерархии, парадигмы (См. Толстой Н.И. Н.С. Трубецкой и евразийство // Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. М.: Прогресс, 1995.  с. 18). В этой иерархии вводятся понятие «этажей» культуры: «верхнего», «нижнего», «среднего», что имело значение для общей типологии культур, в частности, славянских.

В статье «Общеевразийский национализм» Н.С. Трубецкой выделяет составляющие элементы национализма: централистические (утверждение единства этнической единицы) и сепаратистические (утверждение своеобразия этнической единицы). Чтобы национализм не вырождался в сепаратизм, этнические единицы должны комбинироваться, «входить» друг в друга, составляя таким образом названную иерархию «симфонических личностей» (См. Толстой Н.И. Н.С. Трубецкой и евразийство // Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. М.: Прогресс, 1995.  с. 19-20).

В период с 1933 по 1937 годы Н.С. Трубецким в предчувствии угрозы, таящейся в германском расизме, были написаны четыре статьи: «Мысли об автаркии», «О расизме», «Об идее-правительнице идеократического государства», «Упадок творчества»; в это же время на квартире Н.С. Трубецкого начались обыски, «вызвавшие инфаркт и раннюю смерть» (См. Гумилев Л.Н. Историко-философские труды князя Н.С. Трубецкого (заметки последнего евразийца) // Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. М.: Прогресс, 1995. с. 47).

Евразийские идеи не были отдельны от филологических исследований ученого. Представление о языке как о феномене культуры, исследование языков в их взаимоотношении друг с другом, само понятие «языковой союз» бесспорно имеют связь с евразийством (См. Живов В.М. Комментарии // Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. М.: Прогресс, 1995.  с. 765).

Цитаты Трубецкого из писем Р. О. Якобсону:

«Надо писать применяясь к уровню среднего идиота, а это требует всегда гораздо больше времени, чем писать для нормальных интеллигентных людей».

«Выпады Нитша против меня довольно смешны, тем более, что к содержанию его статьи они не имеют никакого отношения. Очевидно, поляков просто очень раздражила моя статья… и раздражила именно потому, что является своего рода „Колумбовым яйцом“. Ведь это то, что всего более раздражает! Когда какое нибудь общепринятое мнение разрушают путём приведения нового фактического материала, — то с этим ещё можно примириться. Но когда нового фактического материала не приведешь, а просто покажешь, что старый, всем известный материал гораздо лучше и проще объяснять как раз наоборот тому, чем это принято, — то вот это-то и вызывает раздражение».

«Беженство нас научило тому, что именно „в Тулу-то и надо со своим самоваром ездить“, то есть в Париже эмигрантам надо открывать модные магазины и ночные кабаки, в Мюнхене — пивные и т. д. Русским славистам по тому же принципу лучше всего в славянских странах. В других странах из русских славистов не устроился никто, кроме меня, но это исключение подтверждает правило: я устроился не в качестве слависта (каковым я в момент своего назначения вовсе и не был), а главным образом в качестве князя, — и это как раз в Вене, в которой своих князей хоть пруд пруди!»

«Это бывает: страшно не хочется, всячески отлыниваешь, а потом, как сядешь писать, так только вначале немножко трудно, а дальше всё легче и легче, и в конце концов выходит очень хорошо. Мне лично лучше всего удавались именно те работы, писание которых вызывало во мне почти непреодолимое отвращение».

«Зрелость не есть ещё старость и не знаменует собой бесплодия. Зрелые люди не только не перестают творить, но, наоборот, создают самое ценное из всего того, что оставят потомству. Только творят они иначе, чем молодые. К этому новому методу творчества сначала трудно привыкнуть. Сначала кажется, что вообще больше ничего нет, всё кончилось. Перерыв, хотя бы и короткий, пугает, вызывает опасения. Это — от непривычки. На самом деле беспокоиться нечего: будете творить, — только иначе, чем прежде. <…> Что проиграется на блеске и эффективности, выиграется на солидности конструкций. <…> Зато будет прочно, не придется так часто перестраивать. Вместо эффектного творческого фонтана, плавно текущий, но всё же мощный и широкий поток. Сначала — обидно. Кажется: что же это? неужели молодость прошла, и началась старость? Но в том-то и дело, что кроме молодости и старости есть ещё зрелость, кроме фонтана и стоячей воды есть ещё ровно и плавно текущий поток. В эту мысль надо вжиться, и тогда будет всё хорошо».

Литература:

Толстой Н.И. Н.С. Трубецкой и евразийство // Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. М.: Прогресс, 1995. С.5-30.

Гумилев Л.Н. Историко-философские труды князя Н.С. Трубецкого (заметки последнего евразийца) // Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. М.: Прогресс, 1995. С.31-54.

Половинкин С.М. Евразийство и русская эмиграция // Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. М.: Прогресс, 1995. С.731-762.

Живов В.М. Комментарии // Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. М.: Прогресс, 1995. С.763-790.

Трубецкой Н.С. Избранные труды по филологии: Переводы. М.: Прогресс, 1985. С.7-8.

  • В этот день
    На эту дату ничего нет.
  • Instagram
    Instagram

  • Счётчики
    Яндекс.Метрика