49 дней океанского дрейфа.

23521567 марта 1960 года моряки американского авианосца «Кирсардж» спасли четверых советских солдат — младшего сержанта Асхата ЗИГАНШИНА и рядовых Анатолия КРЮЧКОВСКОГО, Филиппа ПОПЛАВСКОГО, Ивана ФЕДОТОВА, неуправляемую баржу T–36 которых 49 дней носило штормовыми ветрами по океану.

Двоим из них было по 21 году, двум другим — 20 лет. Татарин, два украинца и русский несли службу на острове Итуруп (Курилы). Не пограничники и не моряки — обычный стройбат: им было поручено доставлять с кораблей грузы на берег. По мелководью это можно было осуществить только с помощью баржи (длина — 17 м, ширина — 3,5, осадка — чуть более 1 м). 17 января разыгрался сильный шторм, баржу сорвало со швартовых и стало швырять по заливу. Боясь, что ее выкинет на камни, ребята завели двигатели.  Экипаж боролся со стихией десять часов; около 7 часов вечера мотористы доложили, что запасы топлива на барже заканчиваются. Зиганшин предложил выброситься на берег, но ни одна из трёх попыток результата не дала; одна из таких попыток привела к тому, что баржа получила пробоину. Волны достигали высоты в 15 метров; одной из таких волн, ударившей в рубку баржи, была выведена из строя радиостанция. Около 22:00 лишённую хода баржу вынесло в открытый океан.

034

Топливо кончилось, радиостанция не работала. Вода поступала постоянно, приходилось вычерпывать. В шторм поиски организовать было невозможно. Потом подхваченное океанским течением совершенно непригодное для морских путешествий утлое суденышко оказалось в закрытом для плавания районе, в котором проводились ракетные пуски. Когда их нашли, от ближайшего острова баржу отделяли 1 200 миль. На берегу было известно о борьбе баржи со стихией, однако больше сообщений с баржи не поступало. Как только ветер несколько стих, солдаты прочесали берег. Обнаруженные обломки бочонка для питьевой воды, сметённого с палубы волной, дали основание считать, что баржа была потоплена ураганом. Поисковые работы были остановлены также и по причине запрета выхода в море спасательным и другим судам в связи с проводившимися в те дни ракетными стрельбами.

4_heroes-330x236На второй день дрейфа экипаж баржи провёл инвентаризацию запасов провизии. Их запасы составляли 15-16 ложек крупы, немного хлеба, банка консервов и некоторое количество картошки, которая находилась в машинном отделении, и в шторм оказалась пропитанной дизельным топливом.Пресная вода имелась в системе охлаждения двигателей баржи; когда она закончилась, собирали дождевую.
Скудные запасы еды со временем закончились. В пищу пошло всё, что хотя бы отдалённо напоминало съестное — кожаные ремни, несколько пар кирзовых сапог, мыло, зубная паста. По воспоминаниям Зиганшина:
Мы его [кожаный ремень] порезали мелко, в лапшу и стали варить из него «суп». Потом сварили ремешок от рации. Стали искать, что ещё у нас есть кожаного. Обнаружили несколько пар кирзовых сапог. Но кирзу так просто не съешь, слишком жёсткая. Варили их в океанской воде, чтобы выварился гуталин, потом резали на кусочки, бросали в печку, где они превращались в нечто похожее на древесный уголь и это ели…
Дрейф продолжался 49 дней. Люди теряли в весе до 800 граммов в день — Зиганшин, ранее весивший 70 кг, похудел до 40 кг.
…В тяжелейших условиях солдаты смогли не только выжить, но и сохранить человеческое достоинство…

1349265326_lol54.ru_4heros-1Когда их обнаружил корабль США, американский экипаж был потрясен. Спасенных переодели, покормили, доставили в душ. Взяв бритву, Зиганшин потерял сознание. Три дня они приходили в себя, а когда прибыли в Сан–Франциско, мэр вручил им символический ключ от города. Потом были Нью–Йорк, трансатлантический лайнер «Куин Мэри», Париж, Москва. Таким образом моряки прошли кругосветное путешествие по пути домой.

К этому времени на родине определились с их статусом. Когда их унесло и поиски не дали результата, родным сообщили: «Пропали без вести». Органы госбезопасности тем временем прорабатывали все версии возможного «побега на Запад». Даже когда дошла весть о спасении, в течении недели проверяли все сведения. Наконец, 16 марта газеты вышли с рассказом об их подвиге, каждого наградили орденом Красной Звезды, Министр обороны Родион Малиновский подарил спасённым штурманские часы, «чтобы они больше не блуждали»; Асхату Зиганшину было присвоено внеочередное звание старшего сержанта, его именем названа улица в Сызрани. Народ сложил на популярный мотив куплеты «Зиганшин–буги, Зиганшин–рок», и чуть погодя был выпущен художественный фильм «49 дней». Экипажу баржи посвящена ранняя песня В. С. Высоцкого «Сорок девять дней». Еще не было ни космонавтов, ни «Битлз» — они стали первыми кумирами 60–х, чьи имена помнят до сих пор.

  • Ivan Night Terrible

    «Когда их обнаружил корабль США, американский экипаж был потрясен»

    Когда их обнаружил корабль США, американский экипаж был перепуган.
    Пендосы увидев флаг обосрались — и огромный авианосец первым делом с…лся от полузатонувшей маленькой баржы.
    Понаблюдав за ней издалека чуть-ли не сутки — американцы всё-таки осмелели и подошла снова.

    «Экипажу баржи посвящена ранняя песня В. С. Высоцкого «Сорок девять дней».»
    Это была не песня эта было дерьмо — о чём всегда самокритично вспоминал Высоцкий, собственно песней «это» не считавший (не пелась, не входила в сборники, не учитывается как первая песня).
    Никому не известный Высоцкий хотел пославиться и срифмовал «халтурку» основываясь на статье в газете.
    Никогда более в жизни таким способом он не пользоваться — и говорил что можно «это» назвать «пособием начинающему халтурщика».

    • Благодарю. Вот только что закончил читать воспоминания и интервью этих людей и нашёл более подробное описание тех событий. Действительно, они отказались сначала эвакуироваться на вертолётах, а авианосец сутки ожидал вдалеке.

  • Instagram
    Instagram

  • Счётчики
    Яндекс.Метрика