Сон в летнюю ночь 2012 года с воскресенья 19 августа на понедельник 20 августа.

…Очень хотелось вернуться туда, где прошло мое детство. Это было простое желание, и я практически сразу увидел здание школы, размытое как в тумане. Подходя ближе к зданию, я заметил, что его очертания становятся все более и более условны, но ощущения, ожидаемые мной в воспоминаниях, не дают мне обращать на это внимание. Внутри это был большой темноватый сарай из бревен, с низкими потолками и узкими проемами дверей. Кое где были видны верстаки для обработки дерева и свежие стружки на отточенных почти до идеального состояния досок. Я почувствовал этот запах настолько явно, что в мой сон наслоились воспоминания более ранние, деревенские. Однако они очень быстро улетучились, потому что их место заняло чувство пустоты. Все здание было пустым изнутри, ни единого голоса или звука человеческого присутствия не было в нем. Лишь какая-то тень, смутным силуэтом следовала в отдалении от меня. Я, почему-то, назвал эту тень «кузнец», наверное, оттого, что иногда в его темнеющем силуэте виднелся кожаный фартук, а руки, изредка видимые в сумраке помещения, были короткими и мощными. Ни лица, ни ног его я не видел и не осознавал их отсутствие как что-то неестественное. Мое ожидание своего возвращения переставало оправдывать себя и беспокойство по этому поводу толкнуло меня в поиск хоть чего-то, что вернет мне прежнее ощущение. Пройдя через один из дверных проемов, я на мгновение погрузился в неосознанную круговерть событий, происходящих на маленьком пятачке местности, фактически расположенную в дверном проеме, через который я шагнул. Переступив этот проем, я обнаружил себя в холле, который, хоть и выглядел как та же часть сарая, но был чуть светлее и просторнее его коридоров. В руках у меня оказался букет из желтых цветов, который, в отличии от реальности не вызвал во мне антипатии, а напротив порадовал. Хотя единственное, что в нем могло меня порадовать, так это то, что он был свежим, плотным, без единого просвета между маленькими лепестками чего-то похожего на астру. Он был небольшим, почти как свадебный букет. И как только я его осознал в своих руках, то сразу же почувствовал непреодолимое желание вручить его хоть кому-то в этом пространстве сна. И это желание поманило меня к выходу, где сумрак сарая сменялся грозовым сумраком, сгущающихся туч. Вокруг меня была уже обычная обстановка, я узнавал досконально до мельчайших подробностей окружающую местность, вплоть до кустов, рассаженных у подъездов домов, какими они были тогда, когда я учился. Лишь некоторые элементы пейзажа, дополнительно были вписаны не из памяти тех дней, а из совокупности всех запомнившихся мне пейзажей, которые густым фоном засеяли остававшиеся пробелы обстановки. Я развернулся в сторону дороги, ведущей от школы вверх под небольшим уклоном и по которой я ходил много лет подряд и увидел на небе радугу. Это была не целая дуга, от земли до земли, а обычная половинка, берущая начало от поверхности и уходящая в облака, ставшие почти черными от разбушевавшейся непогоды. Эта радуга настолько поразила меня, что я даже не придал значение тому факту, что вся бушующая стихия вокруг никак не мешает мне. Ни ветер, гнущий деревья не трогает меня, ни летящая пыль и ветки с листьями, обломанные у деревьев не задевают меня, ни шквальный дождь не проронил ни одной капли, оставляя меня сухим. Я видел эту радугу и шел к ней. Радуга начиналась внешним кругом, который был темно-алого цвета, переходящим в багровый и бурый цвет запекшейся крови, а затем в фиолетовый и иссиня-чёрный, которым и заканчивалась. Никаких иных цветов в этой радуге не было, и она притягивала меня к себе не позволяя оторвать взгляд. И вот, на пути к ней, всего лишь через несколько сделанных шагов, я отвожу свой взгляд от нее на внезапно вспыхнувший чуть в стороне от дороги костер, который тут же густыми клубами дыма заволакивает от меня большую часть радуги. Мой взгляд приковывается к нему, я делаю еще пару шагов и вижу как из клубов дыма, откуда то из за костра на меня выскакивает и несется во весь опор тень в виде человека без четких очертаний, но с длинными конечностями и не имеющая лица. Мое сознание, все еще заполненное радугой и дымом костра не сразу реагирует на нее. Переключая свое внимание на тень, которая стелящимися к земле прыжками несется ко мне, я не ощущаю опасности, но инстинктивно напрягаюсь, чтобы быть готовым к отпору. За пару шагов я перестаю различать очертания тени, которая бросается на меня, и я просыпаюсь от судорожного сокращения всех мышц от шеи до голени, которое волной прокатывает по всему моему телу, подбрасывая его над кроватью. Открыв глаза, понимаю окончательно, что сон прошел, но, находясь под впечатлением от него, даю себе зарок в этот раз записать его подробно. Что, собственно, я и сделал.

Готов выслушать трактовки толкователей снов и психотерапевтов ;-).

 

  • Николай

    А как вам удалось эту радугу снять? :-)

    Вообще с точки зрения чисто житейской такие сны могут запросто сниться после прочтения языческой литературы.

    • d_pankratov

      Радуга не моя :) Просто наиболее похожую на ту, что видел нашел
      Читать ничего не читал на ночь. Не люблю на ночь читать вообще.

  • Instagram
    Instagram

  • Счётчики
    Яндекс.Метрика