Кружка чая

Чай, как ни странно, при моей ярко выраженной кофемании, неотъемлемый продукт каждодневного потребления. В детстве, в бытность деревенскую, пили чай постоянно и по несколько раз на дню. Бывало и по пять-шесть. Пили со зверобоем, мать-и-мачехой, рябиной, смородиной, Иван-чаем, и всем, что можно было представить в качестве чая. Пили и просто травяные настои. Вообще, вспоминая те времена, понимаешь, что количество жидкости потребляемой за сутки было гораздо больше теперешнего, а потому видать, и энергии было гораздо больше: вполне себе в порядке вещей с утра и до вечера с перерывами на обед и полдник уйти на покос и вечером ещё умотать с друзьями на речку. Само собой, детский задор играл роль, но и чай, судя по всему, был к тому причастен.

Так вот традиция пить чай у меня крепка и осознанна. Что характерно, в кофейнях и прочих местах чай не люблю. Вот кофе – запросто, а чай – нет. Как-то не то. Причём не то именно во внешнем отражении пития чая как такового. Кажется, что чаепитие – это такое сугубо домашнее, для своих, без посторонних глаз. Тогда это полноценно и душевно. Пить чай на людях – просто заливаться водой, какой бы хорошей она не была. Традиция же чаепития подразумевает наличие атмосферы «своего круга».

Когда раньше служил в спецназе, из всех командировок запоминались не самые сложные по погодному периоду (слякотные: осень и весна, когда дождь и сверху и снизу, да и возможности просушиться нет), а зимние. В этих командировках, на выходах, которые растягивались на несколько дней, было место и для чая…

Группа обычно топает осторожно по снежной кромке. Несмотря на то, что вроде бы есть и данные радиоразведки, и постоянный контакт с другими подразделениями (начиная от прямого выхода на артиллерию и авиацию, до самой «ставки» в Ханкале) скорость передвижения не более двух-трёх километров в час. Плюс это горы. Пусть и невысокие. Зато вверх – вниз и без тропинок. Плюс это лес, пусть и в снегу, но от этого не менее пригодный для маскировки засады. Плюс это отсутствие карт минных полей, которые понаставили со времён «первой кампании» все кому не лень, абсолютно не заботясь о том, чтобы отметить их расположение. Да и сверху обычно, «присыпка» из «лепестков»* шла абсолютно бессистемно и также без отражения на картах. Так что «не торопились», несмотря на то, что по правилам идти надо было со скоростью почти в полтора раза меньшей. Через пару дней в «сухом» рейде, когда не удавалось за весь период найти хоть какую-то путную и достойную добычу народ, несмотря на закалку, начинал уставать. И тогда на промежуточных привалах, между переходами вставал простой выбор: «отдохнуть-спать» или «согреться-попить чай». Естественно, что такой выбор был не у дозоров, которые слепили глаза о белоснежный окоём. Зато остальные этот выбор имели. На третий-четвёртый день желающих приготовить чаю становилось заметно меньше. Это надо было вытащить кружку, набрать снегу, разжечь горелку, следить за ней и добавлять снега по мере таяния, чтобы была полной при кипении, а не на донышке. Уходило на это почти всё время отдыха. Зато потом, когда уставший и замерзший подносил к своим губам ароматный напиток, согревающий собой руки, и, казалось бы, даже душу, всё это окупалось. С лихвой.

Только было одно «но». Те товарищи, что мирно посапывали, всё это время к этому моменту уже просыпались и незатейливо просили «отхлебнуть». И «Дао» теряло свою полноту. Кружка чая, сотворённая такими усилиями, шла по кругу. Неоднократно попадал так сам. И никогда в моём мозгу не мелькало ничего кроме мысли: «так надо, это друзья». Пролить кружку было равносильно оставлению раненого без укола промедола. Видел один раз. Рана на сердце болит до сих пор. Это действительно было золотое время – время, когда вокруг все настолько свои, что нет ничего, чего бы можно было пожалеть для друга. Бывало, что сам попадал в круг «халявщиков» (хотя и редко). За всю мою жизнь я не помню такого случая, чтобы эта кружка, сделанная кем-либо из нас, была выпита целиком в «одно лицо». И так повторялось на каждом привале. Причём чай должен быть не тёплым, а именно обжигающе горячим, чтобы можно было пить лишь маленькими глоточками, смакуя этот жидкий огонь, растекающийся по жилам. К концу командировки у нас появлялся такой синдром под названием «полная кружка». Название придумал я сам, не думаю, что он распространён повсеместно или имеет хоть какое-то значимое влияние для изучения, но он был. Имел место быть. Возвращаясь на базу, каждый считал своим долгом восполнить все эти «глотки» и тут же заварить себе полную кружку густого горячего чая. Себе. Одному. И выпить. Спокойно. Не ожидая того, что придётся делиться, потому что все вокруг заняты тем же самым. Все. В своём кругу. И никому не приходило в голову, что это глупость или нелепость. Попытаться нарушить это «Дао» в сей момент – значит мало того нанести глубокую психическую травму человеку, но и вполне вероятно поставить под нешуточную угрозу свою жизнь и здоровье…

И тут так вышло, что с крайнего выхода нас смогли сразу перебросить на аэродром и мы, без долгих сборов и отсидки на базе летели домой. В самолёте обычно отсыпались. По приезду на базу тут же залили маслом стволы (чистили на следующий день), сваливали грязную одёжку в сумки, быстренько мылись и «с вещами на выход» — домой. Быстро. Дома – встречи, объятия, поцелуи и прочее…

Но. Зачастую именно тогда и проявлялся остаточный синдром «полной кружки». Почти все, с кем потом общался, говорили, что обязательно заваривали себе её и выпивали целиком.

… вечер, вернее, уже ночь, ибо за окном уже горят первые звёзды, а ветер колышет у земли лёгкую позёмку. Душ уже принят, чайник закипел. Наливается кружка. Пар, идущий от поверхности кипятка, уже волнующе щекочет ноздри, и рука подносит край сосуда ко рту, в предвкушении…

… выскочившая из душа, с мокрыми волосами и счастливой улыбкой на лице она с воплем и визгом «мне-мне-мне-мне-мне-мне!!!» выхватывает кружку и … отпивает, проливая попутно половину на пол.

… на глазах слёзы. Слёзы от умиления. Обнимаешь и говоришь: «как же я тебя люблю, милая… ты даже не представляешь»

примечания:

* «лепесток» — (ПФМ) противопехотная фугасная мина нажимного действия.

Написано: 30.10.2007г.

Редактировано: 09.03.2010г.

  • polikarp

    Чай и среди пустыни — человек в погонах. Только вот с водой там проблемы бывают. Я «захватил» еще Ми-1. Тогда чай был вкуснее:-))

  • Dr EWiZaRD

    Хорошо

  • Просто замечательно!

  • Храмыч

    Сильно сказано!!!! Я на чай подсел во время дежурств во вторую компанию (особенно летом) и вот только через 12 лет прочел как это чувство называется…..»полная кружка» ))) Спасибо Вам — просветили!

  • alex_bir

    «золотое время – время, когда вокруг все настолько свои, что нет ничего, чего бы можно было пожалеть для друга» — хорошо отмечено.

  • Дмитрий

    дааааа….как геолог-полевик поддержу, в якутской тайге, после суточного холодного ливня, промокший насквозь, аж приклад карабина от воды коробит…завариваешь на лиственичном костерке крепчайший черный чай…а иногда туда, в кружку полбанки сгущенки, чтоб сразу согреться и взбодриться, только чай должен быть чернейше-крепчайшим…..а в армии наш старшина умудрялся притащить прямо к позициям термос с хорошо заваренным чаем, да под ржаной хлеб с кусочками сала….и по -барабану мороз, жизнь то продолжается…..

  • В этот день
  • Instagram
    Instagram

  • Счётчики
    Яндекс.Метрика