Мирный договор Святослава и Цимисхия: вопросы и версии

Данная статья является авторской версией осмысления определенного исторического события и его последствий без претензий на исключительность

250px-64-manasses-chronicle24 июля 971 года — Под Доростолом киевский князь Святослав и византийский император Иоанн  Цимисхий заключили почётный мир на условиях военной помощи, соблюдения прежних договоров и присоединения болгарских земель к Византии.

Договор Цимисхия и Святослава сам по себе служит камнем преткновения в спорах многих ученых и интересующихся вопросом Русско-византийской войны 970-971 годов. Основными спорными моментами является, естественно, условия при которых было принято соглашение о перемирии и суть этого перемирия. Упор делается на том, кто победил и кто остался побежденным. Если разделить эти мнения на две основные позиции, то они будут выражены в историографии таким образом: Одни историки находили в нем свидетельство неудачи русов и указание на их поражение в войне с Византией. Другие рассматривали это соглашение просто как документ, восстанавливавший прежние нормы отношений двух государств и включавший ряд новых обязательств Руси на Балканах.

Следует напомнить, что это не первый мирный договор в ходе этой войны. Перед мирным договором 971 года был мирный договор 970 года, который зачастую упоминается не во всех источниках, так как по сути исторического процесса в целом является промежуточным и не окончательным. Тогда Святослав возвратился в Переяславец. Причиной этому послужили большие потери среди войска и малая численность оставшейся боеспособной дружины.

Также стоит отметить, что все боевые действия 970-971 года носили яркий характер не только сугубо военной, но и политической конфронтации, выражающейся в изящной сети взаимных интриг как со стороны Русов, так и со стороны Византии. И, если мы все знаем о том, что Византия являлась центом хитроумия, наследуемого многовековой традицией греков, то действия Святослава не просто как полководца, но и политика в этой связи выглядят на вполне достойном и соотносимом уровне.

Давайте рассмотрим (немного поверхностно) суть событий. Основные войны Русов и Византии проводились по инициативе стороны Руси и были направлены на повышение своего статуса во взаимоотношениях. Достигались признания прав и льгот в торговле, в границах, сферах влияния и определенных выплат-компенсаций за отказ от военного вмешательства (отступая от темы, вероятно, на улицах Константинополя в середине десятого века ходили толпы возмущенного плебса с лозунгами «Хватит кормить Русь!»). Однако были и исключения. Когда инициатором выступала Византия и Русь выступала ее союзником против внешнего врага. Так в 960—961 гг. отряд русских воинов принимал участие в отвоевании Крита у арабов.

Впечатленные успехами военного сотрудничества Византийцы решили использовать своего союзника против болгар, противостояние с которыми у греков были зачастую более острыми, нежели чем с арабами. В течении всего восьмого века шла череда непрекращающихся сражений, в ходе которых болгары значительно расширили свои владения за счет Византии. Достаточно сказать, что легендарный Крум был готов штурмовать и взять Контантинополь, и, если бы не скоропостижная смерть — вполне мог осуществить задуманное. Впоследствии при Симеоне Великом территория Болгарии расширилась максимально, охватив значительную часть северной Греции и подбираясь вплотную к Контантинополю.

Мирный договор, заключенный болгарским царем Петром I был выгоден для страны, позволяя прийти ей в себя после тяжелого экономического потрясения, выжавшего на военные нужды все ресурсы. И Византия не могла позволить Болгарии восстановить себя для новых сражений. Войско болгар было наследниками традиций гунной империи и славилось своей тяжелой кавалерией, превосходившей в сражениях византийских катафрактов. Однако восстановление численности этих элитных, хорошо обученных воинов требовало не только значительных материальных затрат, но и времени.

Исходя из этой угрозы, в 967 г. византийский император Никифор Фока предлагает киевскому князю Святославу Игоревичу на основании договора о дружбе и взаимопомощи за большую оплату совершить поход на Балканы против враждебной Византии Болгарии. Чтобы добиться выступления Святослава в поход, ему было послано 15 кентинариев золота. Первый поход русов был в 968 году. Со Святославом были воеводы Свенельд, Сфенкел, Икмор и др. Костяк войска составляла русская конная дружина, усиленная вспомогательными отрядами славян и финнов. По утверждению византийского историка Льва Диакона, войско Святослава насчитывало 60 тысяч человек, но эта цифра наверняка преувеличена в несколько раз. Более правдоподобно сообщение русской летописи, что во втором походе в Болгарию Святослав располагал 10 тысячами воинов. Вероятно, примерно такой же была численность его армии и во время первого похода.

Судя по описанию компании, то, что было нужно от Святослава Византии — а именно вернуть Болгарию в сферу влияния Константинополя, он выполнил уже в первый год. В августе 968 г. Святослав с союзными печенежскими отрядами появился на Дунае, разгромил высланные против него болгарские силы и занял города по Дунаю. Официально в июле 968 г. (т. е. еще до появления Святослава на Дунае) отношения Руси с Византией были дружественными: 20 июля этого года русские корабли еще стояли в константинопольской гавани. Однако уже месяцем раньше, 29 июня, болгарские послы были с почетом приняты Никифором Фокой — возможно, болгары знали о предстоящем походе и старались если не предотвратить его, то восстановить дружбу с империей. Скорее всего вектор отношений после похода Святослава уже изменился в нужное русло для Византии и для них «тема была закрыта». Нужно было удалить Святослава из Болгарии, вернув ее под контроль уже послушных им вассалов. Для этого Византия через дипломатические пути провоцирует нападение печенегов на Киев, заставляя Святослава уйти с  захваченной территории.

По сути на этом договорные отношения заканчиваются. Истории точно не известно, были ли соблюдены со стороны Византии все параметры выплат за проведенную операцию, но, учитывая обстоятельства, которые сложились на внешнеполитической арене в том регионе, Святослав принял вполне оправданное решение «подобрать» фактически ничейный кусок славянских земель, который находился в состоянии гражданской войны. По-видимому, уже тогда империя окончательно убедилась, что Святослав преследует на Балканах собственные интересы, отнюдь не совпадающие с интересами империи. Считается, что Святослав хотел укрепиться на Дунае и перенести сюда, в Переяславец, даже столицу своего государства. В июле — августе 969 г., отогнав печенегов от Киева, Святослав снова появляется в Болгарии, и его действия сразу же принимают ярко выраженную антивизантийскую направленность.

Никифор поспешил возобновить союзные отношения с Болгарией, опасаясь начинать войну одновременно «против двух народов» (русских и болгар). Очевидно, между Святославом и определенными кругами болгарской знати сложился союз, к которому примыкали венгры и часть печенегов. Никифор старался отколоть болгар от Святослава. Этот замысел, как видно, увенчался успехом лишь в отношении непосредственно правящей группировки болгарской знати во главе с Борисом (Петр умер еще в январе 969 г.).

В декабре 969 г. Никифор был убит, Цимисхий же, всецело занятый войной на арабских границах и подавлением мятежа Фок, до 971 г. не мог двинуть главные силы против Святослава. Русский князь в течение 970 г. овладел всей Северо-Восточной Болгарией.

Болгарская столица была занята соединенным русско-болгарским гарнизоном. Борис сохранял все регалии царской власти.Весной или летом 970 г. Святослав перешел через Балканский хребет и опустошил Фракию. Его передовые отряды, направляясь к византийской столице, дошли до Аркадиополя. Здесь, однако, они были остановлены византийскими войсками во главе с Вардой Склиром. Вскоре после битвы под Аркадиополем Святослав прекратил войну с византийцами и ушел за Балканы.

Как мы уже говорили, основа всех действий русских войск была на тот момент сугубо материальна, то есть подтверждалась либо выплатами, либо льготами со стороны противника. Поэтому считать, что войска просто разошлись будет довольно сложно. Сама битва под Аркадиополем расписывается также противоречиво, как и все остальные сражения византийцев и русов. Византийцы пишут о своих победах в духе еще нерожденного Геббельса, говоря, что было убито 20 000 русов ив сего 55 греков… К слову говоря, цитируемое многими интересующимися историей вопроса выражение Святослава «Нам некуда уже деться, хотим мы или не хотим — должны сражаться. Так не посрамим земли Русской, но ляжем здесь костьми, ибо мертвые сраму не имут. Если же побежим — позор нам будет. Так не побежим же, но станем крепко, а я пойду впереди вас: если моя голова ляжет, то о своих сами позаботьтесь» было сказано им под Аркадиополем, а не позднее, под Доростолом. На стороне русов выступали также венгры, болгары, печенеги. Сам характер сражения со стороны Византии носил сугубо оборонительную функцию. И, скорее всего, именно эту функцию он выполнил. Однако это не говорит о том, что Святослав был разгромлен. Скорее всего паритет после сражения, сложившийся на поле боя позволил трезво оценить свои силы и, в очередной раз выплатить Руси компенсацию, признав (как это бывало не раз до и после) все территориальные завоевания на данный момент и, сохраняя «status quo», перебросить корпус Варды Склира в Малую Азию на подавление мятежа, возглавленного родственником убитого Цимисхием императора Никифора — Вардой Фокой. В Адрианополе же велась подготовка к предстоящему походу в Болгарию против Святослава, чьи войска продолжали набеги на Македонию.

Итак, на 970 год, мы имеем определенный паритет в достижениях, который со стороны Русов был вызван значительными территориальными завоеваниями, а со стороны Византии — временным перемирием. Учитывая тот факт, что мы не знаем о внутренней структуре нового политического образования на территории Болгарии, где номинальную власть сохранял царь Борис, а не Святослав, заявлять о каких-то исключительно узурпаторских планах Святослава на эти земли, на мой взгляд, будет преувеличением.

Предложу некоторую версию, которая лично мне видится пусть и не подтвержденной, но вполне имеющей право на жизнь. До болгарского похода, Святослав обезопасил свои границы на востоке — разгромив серьезного противника — Хазарский каганат до состояния разрухи всех основных укрепленных пунктов. Также была разгромлена вассальная Хазарии Волжская Булгария. И, стоит обратить внимание на тот факт, что разгром этих государств не привел за собой расширение территории самой Руси, хотя побережье Черного и Каспийского моря были весьма лакомым куском, а тем более с уже готовой, сложившейся торговой инфраструктурой, которая была значимым фактором самого существования Хазарии. Никакого указания на присоединение или территориальное завоевание нет. Были подчинены бывшие вассалы Хазарии из числа славянских (своих — родственных) племен на основе выплат той же данной повинности. И все.

Далее Святослав проводит такую же операцию в отношении Болгарии, отодвигая рубеж опасности влияния Византии почти до ее столицы, а затем принимая паритетный мир. Если учитывать предыдущий опыт войны с Хазарией, то интерес Святослава сугубо к территориальным приобретениям в разоренном крае не более обоснован, нежели чем отсутствие такового интереса.

Содержание же царя Бориса до определенного времени показывало, что Святослав был заинтересован в создании твердой «прослойки» между Византией и Русью. И, ковал эту прослойку, в том числе и совместными походами против единого противника.

Так вот, моя версия заключается в том, что болгарский поход Святослава не был его конечной стратегической целью в области того, что сейчас принято называть «геополитикой». Четкое движение вокруг своего центра, с целью вовлечения всего окружения в свою орбиту влияния или же уничтожения непокорных, показывает, что следующим шагом молодого еще князя вполне могло быть западное направление. Пройдя огнем и мечом через Волжскую Булгарию, Хазарию, Болгарию — как ни крути, логичнее напрашивается следующая цель вовлечения в орбиту влияния киевского князя — это западные славяне. Скорее всего это молодое, на тот момент Польское государство, которое извечно было нашим соперником и на тот момент (966) также приняло христианство, но западного обряда. Гнезненская Польша ведет постоянные войны с Чехией и Германией, что стратегически ставит ее в схожее положение с Болгарией накануне вторжения Святослава. Да и последующие столкновения, которые ярко выражены в следующем веке вторжением Болеслава Храброго, показывали существование «славянского соревнования» за первенство, которое не могло быть окончено с нашей стороны просто занятием Святославом Болгарии.

И, если весьма умудренные политики Византии поняли, что Святослав не готов просто получить деньги за поход, но и хочет вовлечь Болгарию в сферу своего влияния, то такое же осознание цели его следующего похода могло прийти не только к Византии, но и к Риму.

В дальнейшем, для Византии ход действий Святослава с точки зрения стратегии был выгоден. Направление его деятельности на Западные территории, где зарождалось противостояние с православным центром в Константинополе, которое в конце концов и погубит остатки Великой империи, наоборот, было потенциально поощряемо со стороны греческих стратегов. Но. Оставался вопрос лишь в том, в какой мере будет вовлечена в сферу влияния Русов и Византии сама Болгария. И, если Святослав, судя по всему, вместе со значительной частью болгарской знати хотел поставить своего человека во главе страны, то Византия была категорически против. Кандидатура Бориса уже не могла участвовать в этом процессе, так как он, оставив трон своему старшему сыну Борису II, умер в монастыре вскоре после отречения — 30 января 970. А Борис, несмотря на обещания Византии, отпустившей его из почетного плена, заключает союз со Святославом и уже неугоден в таком качестве Византии. Цимисхий осаждает Преславу, где находится часть русских войск и царь Борис и пленит его снова. Показав свою силу болгарам, византийцы понимают необходимость удаления с ее территории русских войск, при этом изначально не ставя перед собой цель их полного уничтожения, что для них самих стратегически означало бы в дальнейшем не только потерю военного союзника (война с союзником не была основанием для прекращения взаимоотношений в будущем), но и потерю контроля значительной «бесхозной» территории через самих Русов.

Исходя из этого, итоги длительного сражения под Доростолом и мирный договор Святослава с Цимисхием был в большей мере признанием восстановления союзных отношений, при котором Византия также выплачивала «союзнический» взнос с определенным заделом на будущие походы Святослава уже в другом направлении. Факт выплаты Византии русским войскам после сражения под Доростолом сам по себе говорит о том, что сражение не являлось поражением Святослава, а лишь изменением паритетов на тот момент и изменение вектора влияния.

Рассматривая цели и задачи, которые были на тот момент выполнены Святославом в Болгарии, стоит признать, что основные из них были достигнуты. Болгария перестала быть существенной силой в регионе и стала гарантированным «буфером» между Киевом и Константинополем. Да, степень вовлеченности ее в политику Киева была недостаточная, но это было поправимо уже невоенными средствами. Проникновение христианства на Русь уже шло довольно давно. Считать, что на Руси не было христианства до 10 века – абсурдно и полагать, что Святослав как язычник был неугоден Византии только потому, что был противником христианства – тоже не является абсолютной истиной. Византия воевала с христианскими странами, используя язычников, и точно также могла, не гнушаясь ничем использовать одних язычников против других. На момент жизни Святослава альтернативы ему в Русском княжестве не было и, уничтожив его, Византия теряла определенность на своих рубежах, что для нее было гораздо хуже выплаты регулярной союзнической дани.

Поэтому, как мы знаем, после сражения со Святославом, Цимисхий с готовностью пошел на установление мира. По заключенному под Доростолом договору Святослав должен был покинуть Болгарию и никогда впредь не посягать ни на эту страну, ни на византийские колонии в Крыму. В случае необходимости русский князь обязался оказывать империи военную помощь. Византийцы в свою очередь предоставляли русским свободный выход из Болгарии, снабжали каждого из 22 тыс. (!) воинов Святослава продовольствием и обязывались впредь относиться «как к друзьям» к русским, прибывавшим в Константинополь по торговым делам. Император должен был также убедить печенегов не нападать на дружину Святослава, когда она будет возвращаться на родину. Этот отдельный пункт стоит отметить, так как в большинстве случаев он воспринимается со скептицизмом и как ложный, направленный на обман Святослава и намерение его погубить. Стоит ли упоминать о том факте, что если войско Святослава было разгромлено под Доростолом, то, имея цель его окончательно уничтожить, не было никакого смысла платить им дань и, более того, полагаться на волю случая в виде столкновения с печенегами, а просто уничтожить при отступлении из города, благо, что превосходство в силах было значительным, а водное пространство было под полным контролем.

А вот тем, кто мог оказаться следующей целью похода Святослава – смысл и желание в уничтожении оного был.

Так что, в вопросе ситуации с договором Цимисхия и Святослава есть еще очень много «темных» сторон, которые могут повернуть наше представление о данном историческом этапе совершенно иным образом.

Естественно, данная версия является только версией и подлежит обсуждению.

24.06.2013

© Д.Панкратов

доп:

следует также упомянуть о неудачном визите епископа Адальберта (представителя западной Церкви) на Русь при Святославе — по источникам, часть германских священников была вырезана воинами Святослава, а сам Адальберт вышвырнут из Киева.

 

 

 

  • Instagram
    Instagram

  • Счётчики
    Яндекс.Метрика