Патрасское морское сражение.

26 октября (8 ноября по н.с.) 1772 года отряд русских кораблей в составе 2 линейных кораблей, 2 фрегатов, 1 шебеки и 2 полякр (всего 224 пушки) под командованием капитана I ранга М.Т. Коняева атаковал в Патрасском заливе Адриатического моря турецкую эскадру Мустафа-паши в составе 9 больших фрегатов и 16 шебек (всего 630 пушек).

С утра 28 октября русский флот подошёл на близкое расстояние к неприятельскому флоту и двум крепостям на берегу. Турки открыли сильный огонь с крепостей и с кораблей. В 11.30 русские суда вступили в бой. Наглядно демонстрируют подготовку к бою записи шканечного журнала линейного корабля «Граф Орлов» с половины восьмого утра 28 октября. Вот кое-что из того, что записывал час за часом в этот день ведший шканечный журнал штурман Савва Мокеев:

10 часов: в начале 10 часа с обоих крепостей и с неприятельского флота начали производить по нас пальбу, но мы несмотря на страсть оной, надеялись на свое мужество и на помощь всевышнего Бога чем себя охотно побуждали дать баталию а мы с эскадрою усиливали прийти к неприятелю в ближнее расстояние дабы наши пушки удобнее их вредить могли.

11 часов: в исходе 11 часа и выстрелом от нас из пушки сигналом велено лечь на якорь и вступить в бой с неприятелем. Вся эскадра лавировалась и поворачивали каждый особо как им было способно, стараясь только о том чтоб притти на ближнее расстояние к неприятелю. Глубина по лоту 35—30—25 сажень, грунт — ил.

12 часов: в ½ 12 часа приблизившись мы к неприятельскому флоту от ближнего к нам неприятельского фрегата 2 кабельтова более не было хотя «Чесме» и определено стать к крепости первой но присмотря наш командующий что на оной сделалось помешательство в управлении также и в парусах и пачала спускаться под ветр и надежды не предвидел от нея сделать успеха но на место оной приказано от командующего заступить самим и на глубине 20 сажень ил грунт убрав паруса положили якорь… и начата от нас по неприятельскому флоту, лежащему к крепости и в крепость куда только было удобно действовать сильно жестокая пальба с левого борта с обоих деков ядрами книпелями и картечью брандскугелями, а с «Чесмы» и фрегата «Николая» также сильно, а фрегат «Слава» и шебека «Забияка», находясь под ветром под парусами ближе к эскадре имели баталию с неприятелем куда их было можно с таким же успехом, что лучше ото всех желать не можно, а «Мадон» и «Ауза» будучи тогда вдали от нас под ветром не имели случая биться, в исходе часа увидели мы от нашей с эскадрою сильной пальбы с неприятельских судов люди бросалися к воду и с великой торопливостью, иные съезжали на берег и по ним еще более от нас пальба происходила и сшибли в 6-х стоящего фрегата безань мачту и зажжен от наших брандскугелей… А в неприятельском флоте на многих уже шебеках и фрегатах на ближних к нам спущены флаги и вымпелы, в которых мы палили и оных оказалось, что те неприятельские суда от нашей эскадры побежденные сделались.

Находящиеся под ветром турецкие суда стремительно загорались. Стремясь уйти от огня русских кораблей турецкий флот обратился в бегство. Бежавший турецкий флот пробовал укрыться под защитой береговых батарей. При этом манёвре некоторые суда турок сели на мель. Паника и пожары на кораблях турецкого флота не прекратились. Часть судов была покинута экипажами.

По приказу Коняева весь огонь был перенесен на береговые батареи. Подавляя последние очаги сопротивления, выстрелы гремели до темноты.

С рассветом следующего дня русские корабли снова принялись за остатки эскадры Мустафа-паши и вскоре турецкая эскадра превратилась в огромный костер. Тогда самая маневренная шебека отряда Коняева — «Забияка» и две шлюпки приблизились к неприятельским кораблям, чтобы завершить дело: что можно спасти — захватить и вывести из огня, что вывести не удастся — сжечь. Командирами шлюпочных команд шли лейтенант Макензи и констапель Сукин. Храбрецы под пулями приставали к вражеским кораблям, поджигали их и следовали дальше. При зажигании третьего судна на Макензи загорелся мундир, и ему пришлось прыгать в воду. Так были уничтожены 7 фрегатов и 8 шебек. К 16 часам все было закончено. Вырваться из огненного кольца удалось только одному новому турецкому фрегату, но полученные им повреждения были настолько сильными, что на следующий день он затонул в Лепантском заливе. Потери русского отряда: убит лейтенант Козмин и семеро человек ранено.

Капитан I ранга Михаил Тимофеевич Коняев за Патрасскую победу был удостоен ордена Святого Георгия 3-й степени.

  • В этот день
    На эту дату ничего нет.
  • Instagram
    Instagram

  • Счётчики
    Яндекс.Метрика