Столбовский мирный договор.

9 марта (27 февраля ст.ст.) 1617 года был заключен Столбовский мирный договор, который подвел итог русско-шведской войны 1613—1617 г.г. России удалось вернуть Новгород, но она надолго потеряла выход к Балтийскому морю.

В период Смутного времени русское правительство в борьбе с войсками самозванцев, являвшихся из Речи Посполитой, обратилась за помощью к Швеции, которая враждовала с Польшей. Расплачиваться предполагалось и деньгами, и территориальными уступками.

На помощь Москве пришло профессиональное шведское войско (9000 солдат) под командованием опытного полководца графа Якоба Делагарди.

Однако вскоре русские войска были разбиты поляками при Клушине. В том числе и потому, что шведы предали союзников и уклонились от участия в сражении. Отряды Делагарди отступили к северу, в Новгородские земли.

В это время происходили события, поставившие Русское государство на край гибели.

Поляки захватили Смоленск. Царь Василий Шуйский оказался в польском плену. И, наконец, бояре, и жители Москвы решили присягнуть польскому королевичу Владиславу. В такой ситуации шведы решили воспользоваться своим положением и захватить всю Новгородскую землю, а также Балтийское побережье, Корелу и Поморье, вплоть до Архангельска.

Население оккупированного Новгорода согласилось под давлением обстоятельств принять в качестве правителя шведского королевича. Была подписана в 1611 году Договоренность между графом Якобом Делагарди и новгородцами о защите Новгорода великого и об избрании Карла-Филиппа в цари и великие князья владимирские, московские и новгородские.

Однако вступивший на престол по смерти своего отца молодой шведский король Густав II Адольф решил, что теперь у него есть возможность стать королем не только Новгорода, но и всей России.

Между тем, в Москве разгромили поляков, и на престол взошел молодой Михаил Романов. Россия начала собираться с силами.

Стремясь усилить свои позиции, шведы продолжают захватывать русские земли, пользуясь тем, что московскому правительству не хватает сил на борьбу с ними.

В 1613 году шведские войска осаждают Тихвин, в следующем году берут Гдов, а в июле 1615 года начинается осада Пскова.

При этом шведское правительство постепенно приходит к убеждению, что военное противостояние лучше прекратить, и постараться узаконить свершившийся захват земель.

Начинаются длительные переговоры о мире при посредничестве дипломатов Англии и Голландии, которые пытаются одновременно защитить торговые интересы своих государств. Первые «съезды» проходили в селе Дедерино 14 января 1616 года.

Позиции сторон были непримиримыми.

Русские считали Новгород, Старую Руссу, Порхов, Ладогу, Иван-город, Ям, Копорье, Гдов своими исконными владениями.

Шведы стояли на том, что Корелу им отдал царь Василий Шуйский в обмен на военную помощь, а о возврате Новгорода не может быть и речи, поскольку город присягнул Карлу Филиппу. Более того, в силу этой присяги, шведская династия имеет право не только на Новгород, но еще и на Владимирское, и Московское княжение. Переговоры зашли в тупик, окончательное решение было отложено, и до будущего съезда установлено перемирие.

В декабре 1616 года стороны вновь съехались, на сей раз в деревню Столбово.

Переговоры начались в ночь под Новый год — 31 декабря. Первое заседание было проведено в доме английского посла Джона Уильяма Меррика, известного в России под именем князя Ивана Ульянова (Ивана Ульяновича) в его Столбовском поместье — Репьеве. Дополнительными посредниками стали посланник Голландии барон Рейнхольд ван Бредероде и два других голландских дипломата — Альберт Иоахими и бургомистр Амстердама Дирк Баас.

Переговоры затянулись, стороны шли на соглашение с трудом. В конце концов, почти через два месяца, договор был готов.

Основные условия его были записаны так:

• Новгород, Старую Руссу, Порхов, Ладогу, Гдов с уездами, а также Сумерскую волость и все, что шведский король захватил во время Смутного времени как казенное и церковное имущество на этой территории, вернуть России.

• Бывшие русские владения в Ингрии (Ижорской земле), а именно Иван-город, Ям, Копорье, а также все Поневье и Орешек с уездом, переходят в шведское обладание. Шведско-русская граница проходит у Ладоги. Всем желающим выехать из этих районов в Россию дается две недели.

• Северо-Западное Приладожье с г. Корела (Кексгольм) с уездом остается навечно в шведском владении.

• Россия выплачивает Швеции контрибуцию: 20 тыс. руб. серебряной монетой. (Деньги были заняты московским правительством в Лондонском банке и переведены в Стокгольм.)

И Москва, и Стокгольм, в целом остались довольны договором. Возвращение Новгорода и избавление от шведской войны при опасной войне с Польшей были важнее, чем утрата нескольких городов. Потеря выхода к морю в этот момент не выглядела трагедией. Был удовлетворен и Густав II Адольф. Границы, установленные Столбовским миром 1617 года, сохранялись до времен Петра I. Россия вернула себе выход к Балтийскому морю только после Северной войны 1700-21 г.г.

Густав II Адольф, выступление перед членами риксдага в октябре 1617 года

«Великое благодеяние оказал Бог Швеции тем, что русские, с которыми мы исстари жили в неопределенном состоянии и в опасном положении, теперь навек должны покинуть разбойничье гнездо, из которого прежде так часто нас беспокоили.

Русские — опасные соседи; границы их земли простираются до Северного, Каспийского и Черного морей; у них могущественное дворянство, многочисленное крестьянство, многолюдные города; они могут выставлять на поле большое войско; а теперь этот враг без нашего дозволения не может ни одного судна спустить на Балтийское море. Большие озера — Ладожское и Пейпус, Нарвская область, тридцать миль обширных болот и сильные крепости отделяют нас от него; у России отнято море и, Бог даст, теперь русским трудно будет перепрыгнуть через этот ручеек»

Михаил Федорович Романов

«Отторженную искони вечную нашу отчину Великий Новгород со всеми вами, православными христианами, опять нам, великому прирожденному христианскому государю, в руки бог дал: шведский король ее нам отдал, а вас милосердый бог от таких нестерпимых бед и от иноверцев тем нашим царским о вас многим промыслом и беспрестанным попечением освободил и вместо скорбей, бед и зол благое, полезное и радостное вам подает, что уже и сами видите подлинно. И вы бы, видя такую неизреченную милость божию и наше царское к себе призрение, молили бога о нашем здравии, об отце нашем и матери и о всем государстве, и нашего царского жалованья ожидали к себе с радостию; а пока отчину нашу Великий Новгород очистят и шведских людей выведут, вы бы стояли крепко и мужественно. Ты бы, богомолец наш, митрополит, и весь духовный чин, православных христиан утверждали, чтоб жили в Новгороде, на нашу царскую милость были надежны, шведским людям не передавались и в сторону не ходили: мы во всем всех жаловать и льготить хотим, и деньги, что дать за вас за всех шведским послам, мы собрали и к великим послам прислали, и ни за чем уже нашему делу на съезде замедленья не будет. А которые русские люди немецким людям прямили и на русских людей посягали или у которых дворян и детей боярских поместья и вотчины в тех городах, которые остались за шведским, или вновь кому шведский король или Яков Пунтусов в тех городах или в своих поместья и вотчины подавал, вы бы и тех уговаривали и нашим жалованьем обнадеживали, чтоб они попомнили православную веру и нас, природного христианского государя, родителей своих гробы и свою природу, к иноверцам немецким людям не приставали, были на нашу милость надежны и своей бы братьи, православных христиан, не смущали, того бы греха на свои души не брали, к немцам никого не перезывали и сами из Новгорода в Колывань и в другие города, которые остаются за шведским, жить не ходили, всякую боязнь нашей царской опалы оставили: если чья и вина была, то мы ни на ком не поищем, все вины покроем нашим царским милосердием, тем дворянам и детям боярским, у которых поместья и вотчины в шведских городах, пожалуем за них поместья и вотчины в наших городах и, сверх того, станем их жаловать нашим царским жалованьем. Сами мы знаем подлинно, кто что ни делал, делал от боязни немецких людей, боясь смертного убийства, грабежа и разоренья: были в их руках, то как было воли их не творить и им не служить? Никто б ни в чем нашей опалы не опасался, все бы, от мала до велика, были на нашу царскую милость надежны; мы Великий Новгород от неверных для того освободили, чтоб вас всех, православных христиан, видеть в нашем царском жалованье попрежнему, а не для того, чтоб наши царские опалы на кого-нибудь класть. Ни на какую прелесть шведских людей вам бы не прельщаться: теперь в чем-нибудь поманят, посулят или дадут, чтоб от нашей царской милости отвести и в свои города под свою власть привести; но вперед от них всякого лиха и насильств не миновать, сами вы все это знаете. Да кроме того, за отступление от истинной христианской веры и от нас, прирожденного государя своего, от своей единокровной братьи и прародительских гробов, душами своими от бога навеки погибнуть, и хотя после в раскаяние и придут, но помощи себе никакой уже не получат».

  • В этот день
    На эту дату ничего нет.
  • Instagram
    Instagram

  • Счётчики
    Яндекс.Метрика