Русский кентавр на службе ВДВ — «Реактавр».

Десантирование БМД-1 на парашютно-реактивных системах

Десантирование БМД-1 на парашютно-реактивных системах

Экипаж “Кентавра-1” Л.Зуев и А.Маргелов. 5 января 1973 г.
Экипаж “Кентавра-1” Л.Зуев и А.Маргелов. 5 января 1973 г.

После успешного десантирования внутри БМД-1, совершенного Л. Зуевым и А. Маргеловым, на очереди была еще одна более сложная и ответственная задача — освоить десантирование части экипажа внутри БМД-1 на парашютно-реактивной системе (ПРС) — без платформы. На смену “Кентавру” (не в последнюю очередь благодаря командующему ВДВ, который настырно доказывал в высших партийно-правительственных инстанциях страны перспективность нового метода доставки бойцов и техники к цели, его скорейшего освоения для усиления мобильности “крылатой пехоты”) вскоре пришла новая, еще более совершенная система “Реактавр”. Скорость снижения на ней была в 4 раза выше, чем на “Кентавре”. В психофизическом отношении десантнику, конечно, труднее (очень близко оглушительный рев и грохот, вырывающееся из реактивных сопел пламя). Но зато резко уменьшилась уязвимость от огня противника и время от момента выброски из самолета до приведения БМД в боевое положение.

Программа «Реактавр» («реактивный кентавр»).

НТК ВДВ совместно с промышленностью и ГНИИАКМ решал очередную задачу, поставленную командующим Маргеловым по десантированию БМД-1 на парашютно-реактивной системе в комплексе «Реактавр» (реактивный «Кентавр»). Система насколько сложная и поначалу капризная, настолько и перспективная, позволяющая бронедесантным полкам ВДВ добиться фантастической боеготовности.
Система имела только один купол площадью 540 квадратных метров («Кентавр» десантировался на пяти куполах по 760 квадратных метров), блок из трех двигателей мягкой посадки и два пенопластовых амортизационных бруса под днищем боевой машины.

23 января 1976 года на парашютодроме 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии Кислово впервые в мире осуществляется сброс боевой техники вместе с экипажем из самолета с использованием парашютно-реактивной системы.В экипаж входили А. Маргелов и Л. Щербаков.

Поздравление командующего. 23 января 1976 г.
Поздравление командующего. 23 января 1976 г.

С 1976 года на вооружение ВДВ были приняты парашютно-реактивные системы «Реактавр». Они позволили уменьшить время сбора личного состава и техники на площадке приземления после десантирования. Так, на экспериментальных учениях в 1983 году было проведено десантирование восьми объектов с системами «Реактавр».
От момента выхода первой машины из самолета до сбора всех восьми машин на удалении 1. 5 км от площадки приземления прошло всего лишь 12-15 мин., тогда как при раздельном десантировании экипажей и техники на это потребовалось бы 35-45 мин.
Сочетание обоих видов парашютных систем удалось найти в не так давно разработанной и принятой на вооружение парашютной бесплатформенной системе. Имеются на вооружении ВДВ и парашютно-реактивные системы ПРСМ-925 для десантирования БМД-1 и ПРСМ-925 для десантирования БТР-Д и другой техники на их базе из военно-транспортных ИЛ-76 и АН-22.
В настоящее время разработаны бесплатформенные системы для БМД-1 (БМД-2) и машин на ее базе ПБС-915 и для нового семейства машин на базе БМД-3 «Бахча» — ПБС-950. Такой комплекс средств получил название «Шельф». С помощью ПБС-915 можно десантировать объекты весом до 8, 5 тонн, а ПБС-950 — до 13 тонн.

  • В этот день
    На эту дату ничего нет.
  • Instagram
    Instagram

  • Счётчики
    Яндекс.Метрика