Дорога жизни.

 

Работу ледовой дороги, в зависимости от степени ее организации и результатов перевозок, можно разделить на два периода: первый период — с 20 ноября 1941 г. по 5 января 1942 г., второй — с 5 января по 24 апреля 1942 г.

Для осуществления перевозок на Ладожское озеро во второй половине ноября стали прибывать автотранспортные части. Из отдельных гужевых подразделений, прибывавших из различных соединений Ленинградского фронта, начал формироваться конно-транспортный полк. Конники этого полка первыми приступили к перевозкам продовольствия для Ленинграда. Уже 20 ноября, т. е. на два дня раньше назначенного срока, на восточный берег озера был отправлен батальон коннотранспортного полка. Командовал батальоном М. С. Муров, только утром 20 ноября прибывший на берег Ладоги из-под Пулкова с гужевой ротой 13-й стрелковой дивизии 42-й армии. Состояние батальона оставляло желать лучшего. Настоящих обозников в нем было не больше половины. Остальные — немолодые городские жители — в большинстве своем не умели даже запрячь лошадь. Одеты они были не по-зимнему — в шинелях или ватниках, в кирзовых сапогах или в ботинках с обмотками. Многие не имели шапок-ушанок, ходили в пилотках. Неблагополучно было и с конским составом — лошади были сильно истощены, а фуража почти не было, и вся надежда была на то, что его можно будет получить на восточном берегу озера.

Конно-санный обоз, спустившийся на лед с Вагановского спуска у дер. Коккорево, насчитывал около 350 упряжек. «Перед нами, — вспоминает М. С. Муров, — широко раскинулся, словно отполированный, темный ледяной покров самого большого в Европе озера. Лошади сразу же покрылись инеем, у верховых мороз начал прихватывать ноги в стременах. Пришлось спешиться и вести лошадь в поводу». Двигался обоз в колонне по одному с дистанцией 30—35 м между упряжками и растянулся на несколько километров. На девятом километре путь преградила широкая трещина, и на поиски надежного перехода было потрачено много времени. Затем обоз попал на тонкий лед, потрескивавший под копытами лошадей. К командиру батальона стали поступать сведения, что в хвосте колонны начали проваливаться под лед люди и лошади, появились первые жертвы. В поисках надежного льда пришлось снова петлять по озеру, строго соблюдая дистанцию.

За о-вами Зеленцы, на одном из которых батальон устроил двухчасовой привал, лед был значительно надежнее, и обоз довольно быстро достиг восточного берега. В Кобону прибыли, когда уже было темно. Личный состав батальона получил сухой паек, а для лошадей пришлось добывать из-под снега мерзлую траву и мох, так как никакого фуража здесь не оказалось.

Погрузив на сани мешки с мукой, коннотранспортный батальон двинулся в обратный путь. Двигаться ночью было значительно сложнее и опаснее. И хотя на этот раз обоз пошел в сопровождении воентехника 2-го ранга Д. Н. Стафеева, который был в числе первых разведчиков ледовой обстановки озера и хорошо ориентировался на трассе, люди и лошади снова стали проваливаться под лед. В некоторых местах мешки с мукой приходилось выгружать на лед и проводить упряжки порожняком, а затем переносить муку на руках и снова грузить ее на сани.

Однако, несмотря на все трудности первого рейса, коннотранспортный батальон утром 21 ноября прибыл в Осиновец. По сведениям, представленным командиром шшнотранспортного батальона М. С. Муровым, на западный берег Шлиссельбургской губы было доставлено 63 тонны муки. Значение первого рейса коннотран-спортного батальона невозможно переоценить: он положил начало действию ладожской ледовой дороги.

Издание: Ковальчук В. М. Ленинград и Большая Земля. Л.: «Наука», 1975.



  • В этот день
    На эту дату ничего нет.
  • Instagram
    Instagram

  • Счётчики
    Яндекс.Метрика