Третий Царь-Колокол.

kolokola01Среди памятников Московского Кремля видное место занимает Царь-колокол. Отливка самого большого колокола в мире, знаменовала собой высшее достижение русского литейного искусства. Указ императрицы Анны Иоанновны о начале работ последовал 26 июля 1730 года, а его исполнение возлагалось на Контору главной артиллерии и фортификации. Отливку поручили Ивану Федоровичу Моторину. О начальном этапе работ по отливке Царь-колокола известно мало. Вскоре после указа началось изготовление чертежей. Иван Моторин отлил уменьшенную в тысячу раз модель будущего колокола и готовил проект его поднятия на Ивановскую колокольню. Литейная яма для отливки Царь-колокола находилась на Ивановской площади Кремля. Для плавки металла были сооружены четыре печи. К середине января 1733 года работа по изготовлению формы шла уже полным ходом. 26 ноября 1734 года была начата плавка металла. 29 ноября плавка была приостановлена из-за неисправности печей.

kolokola02После смерти Ивана Моторина отливку продолжил его сын Михаил. В ночь на 25 ноября колокол был отлит. Для отливки было подготовлено 15 312 пудов (около 250 тонн) металла. Вес же отлитого колокола составил 12 327 пудов (немного менее 200 тонн). Началась его чеканная отделка, которая так и осталась незавершенной. 29 мая 1737 года во время пожара на колокол рухнула горящая кровля литейного амбара. При тушении огня водой от неравномерного охлаждения колокол треснул, и от него откололся кусок весом 11,5 тонны. В литейной яме колокол после пожара находился до 1836 года, когда был поднят оттуда (проект А. Монферрана). Тогда же на уши колокола было водружено изображение державы с крестом.

kolokola03Если Царь-колокол как произведение литейного дела привлек внимание историков ещё в XIX веке, то его декоративное убранство никогда не было предметом исследования. До сих пор в публикациях указывались лишь имена пьедестального дела мастеров Василия Кобелева, Петра Галкина, Петра Кохтева, Петра Серебрякова и формовщика Луковникова. Изучение документов позволило установить и имя скульптора Царь-колокола. Первоначально работать над ним было предложено К.Б. Растрелли. В январе 1732 года украшение колокола было поручено русским мастерам: Федору Медведеву, Андрею Селиванову и пьедестального дела мастеру Кобелеву. Медведев дольше других мастеров работал над колоколом — до 18 октября 1733 года.Пьедестальные мастера Кобелев, Галкин и Серебряков были отправлены в Петербург уже 17 июня 1732 года, а Кохтев и Луковников трудились до 9 октября 1733 года. Медведев выполнил основную работу, а Кохтев был его первым помощником, о чем свидетельствуют архивные документы.kolokola04Декор Царь-колокола уникален. Подобным образом украшенных колоколов ранее не было, хотя традиция украшать их рельефными изображениями и орнаментами восходит к XIII веку. В XVI-XVII веках изображения на западноевропейских колоколах были невелики, редко отличались хорошей моделировкой и четкостью рельефа, их орнаментика скупа, надписи лаконичны. Богатый декоративный убор и пространные надписи, являвшиеся неотъемлемой частью декора, характерны именно для русских колоколов. Встречались и иконографические изображения, особенно на больших благовестниках. Царь-колокол, был первым колоколом с иконографическими изображениями в горельефе, где определяющей была работа скульптора.kolokola05Центральное место в декоре колокола отведено изображениям Анны Иоанновны и Алексея Михайловича. Оба изображения являют собой тип парадного портрета, характерного для. русского искусства первой половины XVIII века. В изображении императрицы можно заметить общность с живописным портретом 1730 года работы Л. Каравакка (Третьяковская галерея). При создании портрета Алексея Михайловича скульптор, видимо, пользовался неизвестной гравюрой. Тип лица царя близок его изображению на иконе «Богородица Владимирская» 1668 года кисти С. Ушакова (Третьяковская галерея). Любопытны реалистические черты в изображениях святых, скомпонованных по три над портретами царственных особ.    В декор, обрамляющий медальоны, включены головки ангелов. Одни из них полны экспрессии, их глаза широко открыты, взгляд устремлен вдаль. Другие более спокойны, хотя их лики не лишены напряженности, характерной для скульптуры барокко. В этих изображениях можно уловить сходство с головками ангелов работы Растрелли-сына. Не исключено, что они выполнялись Ф. Медведевым, который позднее работал под началом этого архитектора. Удивительно и орнаментальное богатство колокола. В целом в его декоре Медведев реализовал свою венецианскую выучку и традиции русского искусства второй четверти XVIII века: обращение к барокко, сочетание реалистической направленности с торжественной парадностью и декоративностью, обращение к горельефу в пластике. 

И.Д. Костина Царь-колокол и его создатели // Вопросы истории. 1982. № 5. С. 180-183.

Статья и иллюстрации взяты с сайта zvon.ru

  • Instagram
    Instagram

  • Счётчики
    Яндекс.Метрика